Четверг, 25.05.2017, 23:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Новости [182]
Аналитика [493]
Документы [9]
Геноцид [39]
Карабах [104]
История [90]
Это было... [73]
Интервью [74]
ГАЛЕРЕЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛЖИ,ЛИЦЕМЕРИЯ И АГРЕССИИ [56]
АРМЕНИЯ - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! [103]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2009 » Ноябрь » 19 » ХАРАКТЕР АРМЯНСКОГО НАРОДА (ч. III)
05:49
ХАРАКТЕР АРМЯНСКОГО НАРОДА (ч. III)
81. В эпосе "Давид Сасунский" Армаган, же на Мгера Старшего, давшая обет сорок лет не пускать мужа на супружеское ложе, после настойчивых уговоров Мгера, подкрепленных авторитетом церковных деятелей, говорит:
Я дверь открою, ты войдешь,
Нарушим клятву мы,
У нас родится сын потом,
Но мы с тобой умрем...

Мгер отвечал жене знаменательными словами:
Пускай нам сына бог пошлет...
И не потухнет наш очаг...
Когда ж умрем -
Сын будет жить за нас,
И снова в нем мы оживем,
И с нами род наш не умрет! 

По истечении положенного срока Армаган разрешилась сыном, которого назвали Давид.
И за то, что нарушили клятву,
Оба умерли: Мгер и Армаган*.

____________________ 
* Здесь и далее отрывки из национального эпоса цитируются по изданию "Давид Сасунский", "Аревик", Ереван, 1989.
____________________

Они умерли для того, чтобы мог продолжиться срок и смысл их жизни, продолжиться в сыне. Они умерли потому, что "Сын будет жить за нас...", а, значит, продолжать начатое ими дело.

82. Многочисленные набеги различных завоевателей приводили к постоянному наличию в среде армянского народа некоторого количества беженцев. Армянский беженец - тяжелое и трагическое явление в национальной действи тельности. Оторванный от привычной среды обитания, лишенный дома и уюта, он легко теряет такие истинно национальные качества, как трудолюбие, гордость, деловитость. Он живет воспоминаниями, в которых, и это, возможно, естественно, начисто отсутствуют все негативные моменты "добеженской" жизни. В нем, особенно в начальном периоде беженства, трудно распознать типичного армянина. Армянский беженец смиренно принимает подаяния от чужих и соотечественников, апатичен к окружающей жизни, безразличен к собственной судьбе, безропотен к несправедливостям. Подобный коллапс чувств у армянина-беженца способен продлеваться достаточно долго, пока он вновь не почувствует себя хозяином земли.

83. Иначе выглядит армянский беженец на чужбине. Отсутствие непосредственного контакта с Отечеством отрицательно влияет на его национальный иммунитет. Условия "мирной и невоинственной" жизни на чужбине расслабляют армянина. Ему не с чем и не с кем бороться, не от кого защищаться. Он не нуждается в опеке и ему некого опекать. Оторванный от родной земли и привычных условий жизни, армянин, особенно в случае полного отсутствия давления по национальному и религиозному признаку, легко поддается ассимиляции, что помогает его скорейшей адаптации в этнически новых условиях. Наоборот, знакомая и привычная ситуация: давление и преследование по национальным или религиозным признакам, а значит, знакомая, привычная стихия борьбы, вынуждает его надежно укрыться за панцирем удивительно развитого и активно культивируемого национального иммунитета. В этих условиях армянин способен как угодно долго сохранять свою национальную самобытность.

84. Находящийся в подчинении у завоевателей армянин проявляет недюжинные способности к выживанию, направленные на улучшение собственного экономического благополучия. Во времена нахождения части Армении в составе Византии, множество представителей армянского народа становились царями империи. Достаточно "удобно" обустроились армяне в Советском Союзе. Даже в Османской империи, во второй половине XIX века, армяне контролировали 25% промышленности и финансов и 60% внутреннего торгового капитала*. Подобному приспособлению помогает не только широко известный армянский гений торговца и его природная способность к языкам. Армянин с искренним уважением относится к инонациональному собеседнику, его языку, обычаям и культуре, что, естественно, вызывает доверие и чувство признания. У армян напрочь отсутствует чувство языкового шовинизма, глубоко укоренившееся, например, у русских. Проживающие в республиках бывшего СССР русские люди старались говорить только на русском языке, в то время, как армяне, даже в Армении, практически всегда переходили на язык находившегося в компании гостя.
____________________
* И. Мурадян, С. Манукян, "Третий путь евразийских наций...
____________________ 

85. Армянин - националист по своей этни ческой и биологической природе. Национализм - его вынужденное (мы никогда не устанем это утвер ждать) жизненное кредо, творческое утверждение, спасительный щит и безопасное укрытие, помогающие сохранить национальную самобытность, способствующий наиболее полному раскрытию и развитию индивидуального народного бытия. "Вследствие потери политической независимости для армянина многими веками роль государства выполнял национализм"*.
____________________ 
* Г. Нжде, Указанное сочинение.
____________________ 

Национализм армянина избирательно-страдальческий, и хотя это совершенно не ожесточает его, он стремится запомнить из собственной истории лишь страницы всенародного горя и страданий. В результате подобной избирательности большинство армян, в том числе людей достаточно образованных, уверовало, что история их страны на протяжении тысячелетий состояла из одних горестей и поражений, что Армения постоянно пребывала под чьим-либо игом. Наиболее часто применямые по отношению к родине эпитеты -"многострадальная" и "сиротка".

86. О победах национального оружия в армянской среде не принято или "неудобно" вспоминать. Между тем армянский народ знавал громкие триумфальные победы, вплоть до того, что, как свидетельствуют римские историки Евтропий и Светоний, в 62 году н. э., после разгрома при Рандее, вторгшиеся в Армению войска римского полководца Цезения Пета "прошли под ярмом" и покинули Армению на самых унизительных условиях. В широких армянских кругах остается малоизвестным тот факт, что в эпоху Септимия Севера (конец II - начало III вв. н. э.) Рим платил дань царю Армении Вагаршу. Не уделяется достаточно внимания громким победам Арташеса Великого, сына Тиграна Великого - Артавазда, армянского спарапета второй половины IY века Мушега Мамиконяна, Смбата Багратуни, Левона II Великого и т.д. и т.д. Зато в памяти армянского народа крепко засели предатели национальных интересов, количество которых абсолютно несоразмерно отведенным на их долю этногигабайтам народной памяти.

87. Избирательная фрагментарность генетической и исторической памяти армянского народа не могла не оказать влияния на его отношение к другим народам. Почти в каждом из них армянин видит объект, нуждающийся в спасении. При этом для претворения этой благородной цели армянин способен на самые героические поступки, вплоть до самопожертвования. Армянский национализм планетарного, вселенского масштаба, однако он существенно отличается от либерал-космополитизма ярко выраженной, но совершенно не эгоистичной армяноцентричностью. В этом психологическом феномене заключается присущее лишь армянину удивительное национальное своеобразие национализма. Мы все - один народ, только мы армяне, хотя и ничем не отличаемся от всех. Выработавшийся в течение многих веков национализм у армянского народа несет в себе позитивное начало до тех пор, пока не переходит в биологическое отрицание представителей других национальностей, что объективно способствует национальной замкнутости и изоляции.

88. С другой стороны, примитивный и провинциальный армянский национализм нередко способен перерасти до полного отрицания возможности комплиментарного сосуществования с представителем любой другой национальности, что существенно обедняет народ. В таком случае армянский национализм легко трансформируется в национальное чванство, вплоть до отрицания наличия каких-либо достоинств или выдающихся людей среди представителей других национальностей: вопросом престижа зачастую становится поиск армянских корней у знаменитых деятелей разных народов. В этой широко распространенной болезни армянин не знает удержу, "находя" армян среди гениев всех народов. Подобные поиски иногда оформляются в виде широко рекламируемых (и, надо сказать, весьма популярных в народной среде) "научных" трудов, основная цель которых, по всей видимости, это "доказать" исключительность армянского народа.

89. Однако наряду с национализмом в армянине органично уживается постоянное стремление видеть в соседях нечто позитивное, и даже находить "оправдания" для совершенных против него в прошлом преступлений. Армянский народ коммуникабелен, он не только легко адаптируется в инонациональной среде, но и постоянно создает благоприятное поле взаимодействия с соседними народами. Армянин не злопамятен, он чувствует потребность оправдать насилие над собой, "понять" совершенные против него преступления. Он легко забывает прошлые обиды, всегда готов подружиться с тем, кто еще вчера проливал его кровь. Лишь учиненный в Османской (Турецкой) империи над армянами страшный геноцид продолжает оставаться незаживающей раной в душе практически каждого представителя народа.

90. Следует также отметить, что армянин - это почвенник: крайний армянский национализм способен проявляться лишь на родной земле: на чужбине, в неагрессивной среде, армянин быстро избавляется от него, сливаясь с ведущей (титульной) нацией, перенимая чужие идеи, нравы, образ жизни, психологию. Армянин на чужбине частенько любит щегольнуть своим национализмом, не уставая "подтверждать" исключительность своей нации именами выдающихся полководцев, политиков, деятелей искусства, спорта.., некоторые из которых, как уже было отмечено выше, никакого отношения к армянскому народу не имеют. "Энтузиазм" этот, однако, как уже было сказано, быстро иссякает, и уже через одно-два поколения подобный примитивный национализм органично трансформируется в не менее примитивный космополитизм. К подобной трансформации приводит абсолютное отсутствие у армянина института сокрытия нации, культивируемого, например, у евреев. Можно даже утверждать, что именно в тот день, когда живущий в инонациональной среде армянин "забыл" похвастать своей принадлежностью к собственной нации, не вспомнил о трагических страницах своей истории, он на самом деле перестал быть армянином.

91. Художественные, научные, технические и иные таланты армянина зачастую наиболее полно проявляются именно на чужбине. На первый взгляд данная особенность может показаться удивительной и даже противоречащей многим вышеприведенным мыслям, однако этот не нами отмеченный "взрыв" интеллектуального потенциала армянина объяс няется стремлением ни в чем не отставать от коренного жителя страны местопребывания. Подобное стремление отнюдь не носит в себе элемента карьеризма, а является результатом выработанного в течение многих веков способа выживания в инонациональной среде посредством развитой мимикрии. Способа тем более необходимого, что на территории Армении долгие времена господствовали отсталые в культурном плане племена, никоим образом не благоволившие к армянскому народу.

92. У армянина в инонациональной среде начисто отсутствует способность объединяться в этнобанды в широком смысле этого слова.
Индивидуальные его способности нивелируются среди себе подобных, а потому армянин на чужбине нередко предпочитает общение с местным населением. Во многих странах мира довольно активно функционируют армянские национальные общины, но практически ни в одной христианской стране невозможно встретить армянские кварталы, вроде китайских, греческих, негритянских и т.д. Это, однако, никоим образом не значит, что армяне не протягивают друг другу руку помощи.
Гурген Маари - тонкий психолог и известный писатель - в чудном своем рассказе описал, как в одном из лагерей ГУЛАГа на Колыме пришлое начальство решило распределить заключенных в бараках по национальному признаку. И чтобы они сами выбирали себе пользующихся относительными привилегиями старост, поваров, раздатчиков пищи, дежурных и т.д. Вскоре начальству доложили, что заключенные в "русских", "узбекских", "украинских" и других бараках уже разместились и выбрали начальство, а вот в "армянском" бараке споры продолжаются. Когда по прошествии еще нескольких часов армяне так и не смогли прийти к согласию, начальство, рассердившись, приказало распределить армян по разным баракам. Примерно через год в лагерь приехала новая комиссия из Москвы, руководитель которой после проверки с удивлением заметил: "Удивительный народ эти армяне! В каждом бараке староста - армянин, раздатчики пищи - армяне, даже дежурные - армяне. И как умеючи они помогают своим соотечественникам!"

93. Удивительно тонко подмеченная черта характера армянского народа объясняется его способностью к индивидуальной адаптации в новых условиях. Армяне за пределами своей страны нередко достигали значительных высот политического руководства. Армяне были министрами и даже царями в России, Иране, в Болгарии, в арабских странах... В Византии, например, была целая плеяда царей армянского происхождения. С другой стороны, выработавшаяся в течение веков способность к выживанию органично сочетается в армянине со стремлением покровительствовать соотечественникам. Помогать, не объединяясь. Возможность оказывать покровительство тешит его самолюбие, но наличие большого количества сходного типа характеров в армянском народе мешает армянину полнее раскрыть свои возможности в среде родного народа. Попробуем вновь обратиться к художественной литературе, где, пожалуй, весьма показательна книга австрийского писателя Франца Верфеля "Сорок дней Муса-Дага". В практически документальном повествовании описывается беспримерно мужественное сопротивление жителей нескольких армянских деревень подразделениям регулярной турецкой армии, выполнявших государственную политику геноцида по отношению к армянам. Однако приговоренные к смерти и находившиеся на вершине горы окруженные врагом обыватели не только воевали с жестоким врагом, но и боролись за право... руководить обреченными на смерть.

94. Армянский национализм нередко становится причиной внутренней потребности оказания бескорыстной помощи оказавшимся в трудном положении соотечественникам. В любом уголке земного шара, среди любого разнона ционального скопления людей, на рынке, на вокзале, армянин легко находит соотечественника, которому уже через несколько минут знакомства готов оказать помощь. Можно подумать, что он ищет сооте чественника с одной единственной целью - предло жить ему помощь. Представляется, что подобное явление становится возможным в силу естественной потребности армянина проявить собственный индивидуализм. Естественной, в силу многовекового подавления любого проявления индивидуализма на родине. Но это, скорее всего, не так. Стремление к оказанию помощи, кстати, к получению ее тоже, сидит у армянина в генах, поскольку именно взаимовыручка была для армян одним из условий выживания в условиях инонационального господства. Известный армянский писатель А. Паронян в своей сатирической комедии "Высоко чтимые попрошайки" высмеивает эту милую, несколько провинциальную черту армянского характера, в то же время жестоко порицая тех, кто пользуется подобной неразборчивой милостью.

95. Армянский национализм зачастую выражается в судорожном проповедовании исключительности армянского народа, его особой миссии на земле, призвании быть носителем высшей духовно культуры. Постоянная сверхнапряженность национальных чувств, наложившаяся на присущую народу готовность к жертвенности, а также более высокие, по сравнению с соседними народами, интеллект и общая грамотность, плюс самостоятельное цивилизационное поле объективно привели армянский народ к осознанию себя как мессианского народа. Мессианство, значение которого в сознании армянина накладывается на историческую судьбу самого народа, стало сущностью самого народа, его естественной потребностью. Армянский народ ощущает в себе потребность спасти все человечество. 

96. В мессианстве проявляется вершина духовной жизни армянина. Армянское мессианское сознание связано с христианством и полно апокалиптических ожиданий и предчувствий, хотя, как уже отмечалось, особой религиозностью армянин не отличается. Армянский мессианизм чист и жертвенен, в своем исступлении он способен преодолеть собственные национальные пороки. Проповедование чистоты и жертвенности, с целью послужить благородной идее спасения человечества, объясняется судьбой самого народа, пережившего все мыслимые и немыслимые страдания и катастрофы. Стремящийся к спасению всем народом, армянин чувствует на себе еще и ответственность за все человечество. Спастись, чтобы спасти - вот, пусть даже и неосознанное, кредо типичного армянина. Его можно встретить на переломных моментах истории практически любого народа Евразии. Защищая Россию от французов, Францию от фашизма, арабов от англичан, иранцев от турков... армянин каждый раз свято верит, что защищает справедливость на Земле, а, значит, Армению.

97. Народ-мессия может быть лишь народом жертвенным, а эта роль армянами хорошо "изучена". Армянину не привыкать быть жертвой, ему такая роль даже нравится, он лишь хочет, чтобы жертва его была воспринята и осознана миром. Армянский характер привык освещать собственную стихию бытия, он не приемлет безвестности. Армянин "живет перед зеркалом", постоянно глядит на себя со стороны: как я выгляжу, все ли я правильно сделал и как это воспримет мир? "Мир", и это естественно, не всегда благодарен (или всегда неблагодарен), и самому армянину сносную жизнь не припас. Но разве может неблагодарность стать препятствием для деятельной натуры? Щедрой рукой раздает армянин свои таланты, художественные и культурологические достижения. Армянский стиль архитектуры находил место под солнцем в далеких от Армении странах, армянские языческие боги оживали в пантеонах многих народов, армянские миссионеры приобщали к свету христианства заблудшие народы, армянская поэзия заставляет учащенно биться сердца представителей многих народов мира, армянские полководцы защищали чужие страны не менее истово, чем родную Армению... Примеров мессианства армянской культуры можно приводить бесконечное множество.

98. Армянскому народу присущи выработавшиеся в процессе исторического развития черты национал-демократизма (вспомним еще раз свидетельство Ксенофонта, который указывает на выборность старост в армянских селах). Однако впоследствии история народа сложилась таким образом, что нация веками пребывала под полным господством у иноплеменного феодального класса (или у подчиняющихся завоевателям собственным феодалам, что, в конце концов, одно и то же). Это обстоятельство способствовало выработке в армянине чувства самодостаточности. Армянин способен самостоятельно решать свои проблемы и лишь в этом качестве входить в национальное общежитие, органично принимающего форму национал-демократии. В подобном обществе каждый на "ты" с каждым, включая и бога и царя. Современное армянское уважительное "вы", равно как и все еще неизжитое обращение по имени-отчеству, является следствием влияния русского языка.
Армянская толпа трудно поддается магии всеобщего психоза, в ней нетрудно заметить собрание самостоятельно (нередко критически) мыслящих индивидуумов. Вообще феномен толпы, значение которого столь велико у многих народов, в армянской действительности не имеет решающей роли. Армянин и на митинге остается индивидуумом, критически слушающим очередного лектора. А большое количество жителей долин на митинге и вовсе может свести на нет все ораторское искусство выступающего.

99. В течение долгого времени армянское потомственное дворянство (уже к середине XIX века практически сведенное на нет) и высшее духовенство, будучи главными носителями национальной идеологии, были лишены возмож-ности свободного политического и экономического руководства народом. Все были равны в бесправии, и это обстоятельство приводило к стремлению к естественному объединению национальной элиты и низов. Последствия подобного объединения не имели решающего значения в политическом устройстве государства, но оказали несомненное влияние на менталитет армянского народа. Мы уже упоминали о том, что армянину свойственна тяга к спасению всем народом. Вместе с тем армянин внутренне готов всем народом оказаться принесенным в жертву. Пожалуй, только у армян можно найти пословицу, указывающую на эту готовность: "Смерть с друзьями - свадьбе подобна" (Ընկերովի մահը հարսանիք է). Близкая по звучанию русская пословица "На миру и смерть красна", как легко заметить, значительно отличается семантически.

100. Потомственные дворяне являлись у армян носителями национальной исторической культуры. История народа, однако, сложилась таким образом, что уже к середине XIX века количество благородных семейств среди армян сократилось до минимального уровня ֊0,6 процента от общего количества населения. Даже если учесть общеизвестную тягу армян к учебе, образованию и просвещению, незначительное число потомственных дворян не могло не сказаться на общем культурном уровне народа. Это привело (и приводит) к внутриармянским межпровинциальным недопониманиям, абсолютно невозможным при творческом обращении нации к собственным истории и культуре.

101. Результатом отсутствия творческого подхода к истории стало отсутствие в массовом сознании армян национальной идеи, национальной доктрины. Время от времени в среде армянского народа возникала общенародная идея возрождения армянской государственности, иногда даже претворявшаяся в жизнь (IX-XIY века, конец XIX - начало XX веков), однако мы вынуждены констатировать, что эта идея долгое время не становилась доминирующей общенациональной целью. И лишь проповедуемый с конца XIX века Ай Дат (Армянский вопрос, суд), на первый, сугубо поверхностный, взгляд заключающий в себе исключительно задачу возвращения отторгнутых у армян территорий и возмещения понесенного народом морального и материального ущерба, в глубинной своей сущности обернулся идеей возрождения армянской государственности. Наличие у армян доктрины Ай Дата является сильным стимулирующим фактором для консолидации народа, оказывающим решающее влияние на его мировоззрение и менталитет.

Идея - "Депи еркир", как и национальная демократия - существует, необходима идеология, способная помочь в осуществлении этой идеи. Но ведь существует и идеология! Ее не надо придумывать заново, она, вместе с культурой, закладывалась в гены народа на протяжении всей его истории. Национальная идеология этноса не может и не должна зиждиться на исторической памяти или культурных достижениях другого этноса. Телемонстр не должен стать единственным кодексом поведения и учебником науки, называемой "жизнь", ядовитые щупальца "Интернета" не могут быть связующим звеном в связке армянин - мир. Таким образом можно достичь только нивелирования национальных особенностей этноса-реципиента (каковым автоматически становятся армяне), объединить или уничтожить полностью собственную стихию бытия. Подобное развитие может обеспечить лишь физическое продолжение оторванного от этнических корней человека, без всяких признаков национальной индивидуальности.
Современная действительность армянского народа порождает опасность такой трансформации, ибо она перенасыщена людьми, называемыми в российской политологической школе пассионариями. В последние 100-150 лет армянский народ переживает этап этнического пассионарного подъема, результатом которого стала дважды восстановленная национальная государственность, значительные успехи на научном и военном поприще. Небольшой в количественном отношении народ сумел подарить мировому сообществу целую плеяду ученых, художников, композиторов, архитекторов, скульпторов.., сыграть заметную роль в двух мировых войнах, выдвинуть ряд военачальников и полководцев. В самоорганизации армяне существенно опередили другие значительные этносы Южного Кавказа.
Однако пассионарность, энергетический потенциал любого народа может иметь как созидательный, так и разрушительный вектор направленности. И актуальной задачей армянского общества должна стать направленность наблюдаемого выброса этнической энергии в русло созидания и укрепления государственности. Эта благородная цель может быть достигнута лишь в случае отказа от наносного тлетворного веяния чужестранной культуры, возвращения к истокам национальных ценностей и объединения под сенью Армянской Апостольской Церкви.
Подобный, на первый взгляд, консервативный образ жизни, не должен восприниматься в качестве отказа от достижений цивилизации, - наоборот, традиционализм укрепит национальную иммунную систему армянского народа и поможет ему успешно защищаться от всякого рода духовной, религиозной, культурной, идеологической и других современных форм агрессии, одновременно развивая свой, присущий лишь армянскому народу, путь в будущее. Путь этот тяжек, требует постоянного максимального напряжения духовных сил, интеллекта, голоса крови, задействования жизненных сил земли, национальной культуры, церковной доктрины. Лишь в этом случае возможно вернуться к благотворным и чистым истокам национального бытия, гарантирующего армянам гордое будущее на Армянском Нагорье.
Просмотров: 1628 | Добавил: ANA | Рейтинг: 5.0/2
Share |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Календарь
«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Архив записей

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz