Четверг, 24.08.2017, 00:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Новости [182]
Аналитика [493]
Документы [9]
Геноцид [39]
Карабах [104]
История [90]
Это было... [73]
Интервью [74]
ГАЛЕРЕЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛЖИ,ЛИЦЕМЕРИЯ И АГРЕССИИ [56]
АРМЕНИЯ - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! [103]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Июнь » 18 » Р. Киракосян: Минская группа ОБСЕ также осознает: Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана
07:52
Р. Киракосян: Минская группа ОБСЕ также осознает: Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана
 Интервью panorama.am с руководителем Центра региональных исследований Ричардом Киракосяном.

-Сегодня на столе переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта лежат так называемые мадридские принципы, о содержании которых страны посредники сделали несколько заявлений на высоком уровне. Можно ли утверждать, что предлагаемое решение является сбалансированным и предполагает равноценные уступки с обеих сторон?

-Во-первых, я должен сказать, что мадридские принципы сейчас не лежат на столе переговоров, и состоявшаяся в Москве встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана была направлена на организацию встречи президентов в Казани для начала переговоров по последнему варианту мадридских принципов. Говоря иными словами, эта дипломатическая активность направлена на то, чтобы начать обсуждения вокруг мадридских принципов.

Но есть три важных фактора. Первый: мадридские принципы написаны на бумаге, а не высечены в камне, что означает, что они подверглись определенным изменениям. Второй интересный фактор: на самом деле никто из нас не знает, что содержат в себе нынешние обновленные мадридские принципы, и сбалансированы они или нет. Иначе говоря, в мире есть всего 12 человек, которые осведомлены в подробностях. Я имею в виду Медведева, Путина, Налбандяна, а также остальных членов этой маленькой группы. Это означает, что недостаток информации порождает дезинформацию.

Третий интересный фактор: почему сейчас, почему так скоро? И это самое интересное, поскольку Минская группа обеспокоена возможной военной агрессией Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха. Следует отметить, что в январе ситуация была совсем иной. Сейчас Минская группа обеспокоена, поскольку летом напряжение стало возрастать. Это означает, что давление, в основном, оказывается на Азербайджан, а не на Армению и Карабах. Мирный процесс сейчас не касается статуса Нагорного Карабаха. Мы вернулись к основам, то есть, предотвращая войну со стороны Азербайджана, мы держим его за столом переговоров.

Но прогресс в Казани возможен. Потому что президент России лично прилагает большие усилия в этом направлении, и наблюдается активность российской дипломатии. Мы можем увидеть театрализованную постановку прогресса, поскольку основные принципы – это не прогресс, мадридские принципы – это не мирное соглашение, это всего лишь повестка будущих переговоров.

-Армянская сторона не раз заявляла, что для решения проблемы должны быть обеспечены, как минимум, три условия: Нагорный Карабах не должен быть в составе Азербайджана, должна быть сухопутная связь между Карабахом и Арменией и должны быть даны четкие гарантии безопасности. Как по-вашему, удовлетворяют ли мадридские принципы этом требованиям?

-Во-первых, я должен сказать, что дипломатическая позиция Армении является разумной и логической. Это минимальные требования. Причем важными являются первое и третье требования. Первое важно тем, что Минская группа ОБСЕ также осознает: Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана. Это больше адресовано Азербайджану, и может дать ему возможность найти более мягкий путь отказа от Карабаха. Третье требование – гарантии безопасности, также очень важно, поскольку Азербайджан не хочет признать, что карабахский конфликт возник из-за недостатка безопасности. И он может быть разрешен только благодаря гарантиям безопасности.
Но, честно говоря, мы ничего не знаем о последних вариантах мадридских принципов. И проблема намного шире.

Проблема в том, что Армения, Азербайджан и Карабах должны сегодня принять решение. Закрытые и тайные обсуждения, встречи, и принятие решений могут быть чреваты для грядущих поколений. Эта проблема намного шире. И надо учесть тот факт, что Азербайджан не признает историю. Азербайджан не желает признавать тот факт, что проиграл в войне и окончательно потерял Карабах.

-Анджей Каспшик в своем интервью на днях отметил, что предлагаемый промежуточный статус Карабаха не может уступать его нынешнему статусу, более того, он должен быть признан международным сообществом. Есть ли подобные прецеденты в истории? С чем можно сравнить этот «промежуточный статус»?

-Такие прецеденты есть, но это не столь существенно. Это не только заявления армянской стороны, это заявление, сделанное со стороны ОБСЕ, что его усиливает. Это намного более честное послание Азербайджану, и оно подтверждает то, что в ОБСЕ также полагают, что Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. Самый интересный исторический прецедент – это не те случаи, о которых постоянно говорится, Косово и прочее. Самый интересный исторический прецедент – это отсутствие такого случая, чтобы некая территория сначала отделилась от государства, а затем, годы спустя, ее вновь заставили вернуться в состав этого государства.

-Из заявлений сторон очевидно, что существенные разногласия касаются окончательного статуса Нагорного Карабаха. Предложение посредников дает повод для разночтений в связи со сроками проведения референдума и рамками его участников. Каков ключ решения этой проблемы, и каковы уязвимые стороны озвучиваемых подходов?

-На самом деле, я не совсем согласен с этой формулировкой. Реальный конфликт заключается не в определении окончательного статуса Нагорного Карабаха, это, по-моему, и так все знают – Карабах есть то, что мы сегодня видим. Реальный конфликт заключается в путях достижения окончательного решения: что получит Азербайджан взамен Карабаха, и какие гарантии безопасности получит Армения? Я думаю, что мы уже много времени потратили на решение этого вопроса. Я думаю, очень многие факторы воздействуют на процесс решения. Самый важный из них – это возможная смена политического курса России. По другому сценарию могут произойти изменения во внутренней политике Азербайджана.

Но есть еще два важных фактора. Во-первых, для окончательного решения карабахского конфликта Карабах должен принимать непосредственное участие в переговорном процессе. Без участия Карабаха на том же уровне мало шансов на урегулирование этого конфликта когда-либо. Второй фактор является реальностью. Может произойти другая война прежде, чем Азербайджан поймет, что потерял Карабах. Конечно, никто не хочет войны, и война – это плохо для всех. Но это, может быть единственный выход для того, чтобы Азербайджан окончательно убедился в том, что Карабах больше не его. Война – возможный сценарий. Наилучший сценарий – это демократическая революция в Азербайджане.
Наихудший сценарий – изменение политики России, когда она настолько укрепится в Армении, что улучшит отношения с Азербайджаном и займет более «нейтральную » позицию.

-Разногласия есть также в вопросе коридора. По-вашему, каков взаимоприемлемый вариант в этом случае? Каким должен быть коридор, чтобы быть приемлемым для двух сторон?

-В чем сегодня важность этих территорий? Их основное значение – обеспечение безопасности. С точки зрения военной безопасности Лачинского коридора недостаточно, и, фактически, сегодня не может быть того соглашения, которое могло быть принято в 90-ые годы. Иначе говоря, с учетом возможной угрозы войны со стороны Азербайджана только Лачинского коридора нам недостаточно, но будущая угроза территориям идет из Баку, а не из Еревана или Степанакерта. Говоря иными словами, Азербайджан угрожает региональной безопасности, и Азербайджан – единственная страна, которая своей политикой угрожает региональной безопасности, следовательно, возвращение этих территорий становится все более трудным и нереальным.

- Третье требование армянской стороны – это гарантии безопасности. О каких еще действиях и механизмах можно здесь говорить помимо миротворческой миссии?

- На самом деле миротворческие силы могут стать не гарантией безопасности, а угрозой для нее, независимо от того, кто будут эти миротворцы, и какова будет их миссия. С армянской точки зрения армянская сторона одержала победу в карабахской войне вопреки России, а не благодаря ей, и перемирие 1994 года достигнуто благодаря собственным силам, и не было никакого гаранта в заключении перемирия. Иначе говоря, миротворцы не могут сохранить этот мир, не могут гарантировать ту безопасность, которая необходима. Наиболее эффективной гарантией безопасности являются сильные вооруженные силы Армении и Карабаха. И наиболее эффективной гарантией безопасности может стать пресечение военной угрозы Азербайджана.

-Предстоит встреча президентов в Казани, и вы уже выразили ваш пессимизм по поводу данной встречи, отметив, что никакого перелома не будет. В чем причина такой оценки?

-Вопрос в том, что я много раз слышал обещания о прогрессе. Позиции сторон очень далеки друг от друга. Я не ожидаю от Азербайджана никого согласия или уступи. Я поддерживаю процесс мира. Важно, что Армения готова встречаться с Азербайджаном в любом месте в любое время. И я с недоверием отношусь к тому, что Карабах не принимает участия в этом процессе.

-Постоянно говорится о том, что нет предпосылок для разрешения конфликта. Как по-вашему, каковы эти предпосылки, при наличии которых можно говорить о возможных решениях?

- На самом деле самая важная предпосылка, это последнее предусловие. До 2009 года у нас были предусловия Минской группы ОБСЕ, и все внимание концентрировалось на сбалансированности между принципами национального самоопределения и территориальной целостности. И тогда возник третий принцип, который стал предусловием. Этот новый третий принцип – это предусловие, а именно, нет военного решения у этого конфликта. И это предусловие касается исходящих из Азербайджана угроз. В этом плане дипломатия Армении и Карабаха сильна. Другое предусловие, которое отсутствует – все стороны должны принимать участие в переговорах о своем будущем.

Мы должны усвоить уроки Северной Ирландии и Палестины, ошибкой в этом мирном процессе является то, что те люди, которые имеют больше влияния в Карабахе, не вовлечены в процесс. В этом нет логики. Израильтяне также время от времени ведут переговоры с палестинцами. Даже католики и протестанты Северной Ирландии садились за стол переговоров. Азербайджан, отклоняя прямые переговоры с Карабахом, показывает, что он не искренен и не желает, чтобы конфликт был разрешен.

- Исключаете ли вы применение Дейтонского варианта в случае урегулирования карабахского конфликта? То есть ситуацию, когда международное сообщество навязывает решение независимо от подходов сторон.

-Это исключено. Дейтон не применим к данному конфликту. Поскольку, в отличие от Дейтона, где американцы оказывали давление на стороны, Карабах очень силен. Дипломатия Армении и Карабаха правильная, нет никакого фактора, который позволит применить дейтонские давления. И я не думаю, что стратегия США последует данной модели. Не забывайте, что Дейтон касается давления на Сербию и Милошевича. Армения – не Сербия, и Саргсян – не Милошевич.

- Многие, в том числе и Вы, не прогнозируют активных развитий в ближайшее время. Но, в то же время, в последние дни стороны делают оптимистические заявления, пытаясь создать впечатление конструктивизма. Насколько искренни эти заявления, и с чем можно связать такую риторику?

- Вновь проблема в том, что ничего неизвестно, поскольку весь процесс сверхсекретный. Искренни они или нет, это другая сторона вопроса, но это позитивный сигнал. Фактически, Армения всегда готова сохранять мирный процесс. Сложно понять стратегию Азербайджана, в которой ежедневно происходят изменения. Очень рано говорить о том, наметился ли в Баку прогресс в мышлении. На самом деле, я надеюсь, что я ошибаюсь. Но если рассмотреть дипломатию за 17-18 лет, мы много раз разочаровывались, и даже до этого, в ходе войны, когда армяне каждый раз верили обещаниям Баку. Результатом этого стали погромы в Сумгаите, Кировобаде, Баку. И это ярчайшее доказательство того, почему Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана.

- В довильском заявлении прозвучали не только призывы решить проблему, но и было сделано предупреждение, что отсутствие решения поставит под вопрос конструктивность сторон. Как вы думаете – это угроза, предупреждение? Если да, что последует за возможным провалом переговоров?

-Да, это предупреждение. Это предупреждение со стороны Большой восьмерки, но не Еревану и Степанакерту, а Баку. Иначе говоря, Большая восьмерка каждый год делает заявления по Карабаху, но на этот раз оно отличалось тем, что было сделано поспешно. Оно показывает, что они рассержены из-за угроз Азербайджана начать войну.

-В том же заявлении также сказано, что применение силы будет осуждено международным сообществом. Что надо под этим понимать? Это обещание санкций, или просто совет, вроде того, что война нехорошее дело?

-На деле возможность, или идея одна, и это предлагает дипломатия Армении – надо применить эмбарго в отношении вооружения Азербайджана, он должен прекратить производство вооружения, и международное сообщество должно наложить эмбарго на поставку вооружения Азербайджану для предотвращения войны до ее начала.

-Предположим, на ближайшей встрече стороны согласуют основные принципы, но это отнюдь не решение. Очевидно, что должна быть проделана работа вокруг так называемого Большого мирного договора. Как по-вашему, если пойдет по этому сценарию, сколько может длиться процесс разработки мирного договора?

-Буду честным, если реально посмотреть на историю дипломатии, то процесс подготовки мирного соглашения может длиться 5,10, 15 лет. Поскольку мы не видим реальных доказательств, что что-то изменилось. Да, это секретный процесс, и никто на самом деле не знает. Но пока не будет обоснованных аргументов в плане того, что намерения или реальность изменились, то соглашение может состояться через 5-15 лет. Но в сравнении с палестинским конфликтом этот процесс идет быстрее.

-Если предположим, что стороны проявят политическую волю и придут к соглашению, в любом случае, это пока не решение конфликта. Мы знаем, что решение конфликта – это дорогостоящий процесс, он требует ресурсов, которых нет ни у Армении и Азербайджана, ни у НКР. Как по-вашему, готово ли сегодня международное сообщество стать донором урегулирования данного конфликта?

- Я не думаю, что это столь дорогостоящий процесс. Возможно, международное сообщество его таковым не считает, и я даже не уверен, что будут вложены реальные деньги для сохранения мира, особенно после Афганистана и Ирака. Я не верю, что многие азербайджанцы пожелают вернуться, я также не верю, что Запад согласится делать финансовый вклад. Безусловно, Карабах очень важен, но для мира это не очень значимая в стратегическом плане проблема.

Источник: Panorama.am
Категория: Интервью | Просмотров: 292 | Добавил: ANA | Рейтинг: 5.0/1
Share |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Календарь
«  Июнь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Архив записей

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz