Воскресенье, 23.04.2017, 11:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Новости [182]
Аналитика [493]
Документы [9]
Геноцид [39]
Карабах [104]
История [90]
Это было... [73]
Интервью [74]
ГАЛЕРЕЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛЖИ,ЛИЦЕМЕРИЯ И АГРЕССИИ [56]
АРМЕНИЯ - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! [103]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2010 » Декабрь » 1 » Рано или поздно, под давлением неопровержимых фактов, истина восторжествует
19:00
Рано или поздно, под давлением неопровержимых фактов, истина восторжествует

 

"Гурии и виноград: христианское происхождение Корана" Сандро Магистр




Немецкий исследователь древних языков предлагает новую точку зрения на священную книгу ислама. Он утверждает, что Коран был написан сиро-арамейскими христианами для проведения проповедей арабам. И он переводит книгу по-новому.

Арамейский язык был общепринятым в пустынях древнего Среднего Востока, — такое мнение широко распространено благодаря фильму Мела Гибсона «Страсти Христовы», ко-торый каждый смотрел на этом языке.

Однако существует практически неизвест-ная теория о том, что сиро-арамейский был язы-ком Корана как примитивной христианской системы. И еe популяризация опасна. Автор наиболее важной книги по этой теме — немецкий профессор, занимающийся исследованием древ-них семитских и арабских языков, — благоразумно решил опубликовать свою работу под псевдонимом «Кристоф Люксенберг». Несколько лет назад одного из его коллег из университета Наблус (Палестина), Сулеймана Башара, выбросили из окна возмущeнные мусульманские студенты. В Европе XVI и XVII веков, раздираемой религиозными войнами, учeные, занимавшиеся исследованием Библии, также предпочитали писать под псевдонимами.

Однако сегодня подобное происходит с исследователями Корана, что является признаком наступления эпохи исторического, лингвистического и филологического перепрочтения главной священной книги мусульман.

 Такое многообещающее начало имеет множество причин. Герд-Рюдигер Пуин, профес-сор Саарландского университета Германии и другой исследователь Корана на уровне филоло-гии, считает, что подобный подход к священной книге ислама станет альтернативой его фундаменталистскому и манихейскому прочтению, а также покажет связи с иудаизмом и христианст-вом. Книга «Кристофа Люксенберга» была опубликована в Германии в 2000 году под заголов-ком «Сиро-арамейское прочтение Корана» («Die Syro-Aramaische Lesart des Koran»), в берлинском издательстве «Das Arabische Buch». Издание распродано, но нет переводов на другие языки. Однако в книжных магазинах скоро появится новое издание (снова на немецком).


Здесь мы приводим интервью с автором, опубликованное в Германии в газете «Suddeutsche Zeitung» и в итальянском «L’espresso», №. 11, 12-18 марта, 2004 г.

Перевод на английский выполнен Мэтью Шерри, Пер. с англ. — Вольха


От Евангелия к исламу

Интервью с «Кристофом Люксенбергом»

(Альфред Хакенсбергер)


Вопрос (В.): Профессор, почему вы считаете полезным это перечитывание Корана?

Ответ (О.): Потому как в Коране есть масса неясных моментов, которые не могут объяснить да-же арабские комментаторы. По поводу таких отрывков они заявляют,что лишь Аллах может полностью понять Коран. Западные исследователи Корана, систематически изучающие эту книгу с середины XIX века, всегда основывались на комментариях арабских учeных. Однако они никогда не выходили за рамки этимологического объяснения некоторых терминов иностранного происхождения.

В.: Что отличает Ваш метод от остальных?

О.: Я начал с идеи о том, что язык Корана необходимо изучать с историко-лингвистической точки зрения. Когда составлялся Коран, арабский язык не имел письменной формы. Таким об-разом, мне кажется ясным, что надо учитывать факт всеобщей распространeнности арамейского языка в период между IV и VII веками, который в тот момент использовался не только для письма.

В.: Расскажите, как вы работаете.

О.: Во-первых, я применяю метод синхронного прочтения. Другими словами,я учитываю и арабский, и арамейский языки. Благодаря этому я обнаружил доселе неизвестное влияние арамейского на язык Корана. Становится понятным, что многое из того, что известно сегодня под названием «классический арабский», имеет арамейское происхождение.

В.: Что Вы можете сказать о теории, принятой до сих пор, что Коран был первой книгой,написанной на арабском языке?

О.: Согласно традициям ислама, Коран появился в VII веке, тогда как первые книги на полно-ценном арабском языке датируются двумя веками позже и относятся к времени создания «Биографии Пророка» — жизнеописания Мухаммеда, написанного Ибн Исхамом, умершим в 828 году. Мы можем установить, что посткораническая арабская литература создавалась в период после работы Халиля ибн Ахмада (аль-Фарахиди), умершего в 786 году, бывшего основателем арабской лексикографии, и Сибавейхи, умершего в 797, создавшего грамматику классического арабского языка.

Таким образом, если рассматривать теорию о том, что Коран был закончен в год смерти Пророка Мухаммеда в 632 году, мы обнаруживаем интервал в 150 лет, когда не было написано ни одной книги на арабском языке.

В.: Во времена Мухаммеда в арабском языке ещe не было точных правил, и он не использовался для письменной коммуникации. Так как же был написан Коран?

2 Китаб аль-Айн, книга Айна, первый арабский словарь.

О.: В те времена не было арабских школ — за исключением, пожалуй, христианских центров в Аль-Анбаре и Аль-Хижре в южной Месопотамии — нынешнем Ираке. Арабы того региона бы-ли обращены в христианство, их учили сирийские христиане. Языком богослужений был сиро-арамейский. Этот язык был основным средством коммуникации той культуры и применялся не только для письма.

В.: Какова связь между этим языком культуры и происхождением Корана?

О.: С третьего века сирийские христиане не ограничивались распространением веры исключительно на близлежащих странах вроде Армении или Персии. Они проповедовали свои идеи на обширных территориях вплоть до границ Китая и западного побережья Индии, на Аравийском полуострове и до Йемена и Эфиопии. Маловероятно, что для того, чтобы проповедовать Слово Божие, они могли использовать язык бедуинов, т. е. арабский. Чтобы объяснить Евангелие, хри-стиане пользовались смесью языков. Но во времена, когда арабский представлял собой только смесь диалектов и не имел письменной формы, миссионеры были вынуждены обратиться к собственному литературному языку и своей культуре, т. е. к сиро-арамейскому. Результатом стал тот факт, что язык Корана появился как письменный арабский язык, но имел арабско-арамейское происхождение.

В.: Как Вы думаете, может ли тот, кто не помнит сиро-арамейского языка, пра-вильно переводить и интерпретировать Коран?

О.: Да. Любой, кто хочет исследовать Коран, должен учитывать в качестве основы сиро-арамейскую грамматику и литературу того периода, VII века. Только так можно определить ори-гинальное значение арабских выражений, чья семантика выявляется исключительно путeм перевода на сиро-арамейский.

В.: Давайте обсудим недоразумения. Одной из наиболее заметных ошибок, упо-минаемых вами, является описание мусульманского рая, где гурии ожидают террористов-смертников.

О.: Начнeм с термина «гурия», который арабские комментаторы не могут трактовать однозначно, придерживаясь мнения, что речь идeт о «райских девственницах». Но если учитывать сиро-арамейский, данное выражение переводится как «белый виноград», что является одним из символов христианского рая (Тайная Вечеря). Существует другое кораническое выражение, ошибочно трактуемое как «дети» или «юноши» рая. В арамейском оно означает «винный фрукт», а в Коране сравнивается с жемчугом. Подобные ошибки в трактовке символов рая, вероятно, связаны с тем, что комментировали и трактовали Коран исключительно мужчины.

В.: Кстати, как Вы относитесь к мусульманскому платку?

О.: В суре 24, аяте 31, указывается: «Скажи им (о пророк!), чтобы они прикрывали места, видные в вырезе одежды, как грудь и шея, набрасывая на них свои головные покрывала»3. Данная фраза неясна, еe трактуют так:«Они должны накрывать платком и голову, и грудь». Однако с учeтом сиро-арамейского, фраза означает просто: «Они должны повязать пояса на талиях». ( http://religia.km.ru/Syra_24#aiat_31). 

В.: Может ли это значить, что платок на самом деле — пояс невинности?

О.: Не только. Действительно, в христианской традиции пояс ассоциируется с невинностью: Деву Марию изображают с поясом на талии. Однако в Евангелии при описании Тайной Вечери указывается, что Христос опоясывается полотенцем перед тем, как совершить омовение ног апостолам. Таким образом, мы обнаруживаем множество параллелей с христианской религией.
(http://religia.km.ru/Syra_19. )

Ведь Аллах уводит с правильного пути, кого пожелает, поскольку они не настроены к принятию истины, и Он ведeт, кого пожелает, если они склонны к принятию истины. Аллах Всемогущ, и никто не может противостоять Его воле. Он всe расставляет по своим местам и ведeт, кого пожелает, к прямому пути и сбивает с него, кого пожелает, по Своей мудрости (14:4, http://religia.km.ru/Syra_14).

В.: Вы обнаружили, что сура 97 ссылается на Рождество. И в вашем переводе знаменитой суры «Марйам» еe роды благословляются Аллахом. Более того, далее указывается приглашение прийти на священное богослужение, на мессу.

Может ли Коран быть не чем иным как арабской версией христианской Библии?

О.: По происхождению Коран — сиро-арамейская книга богослужений, с гимнами и цитатами из Библии, которые могли использоваться в священных ритуалах христиан. Во-вторых, можно увидеть в Коране проповеди, направленные на передачу верований язычникам Мекки, состав-ленные на арабском языке. Социально-политические суры, не относящиеся непосредственно к оригинальному Корану, были добавлены позднее в Медине. Поначалу Коран не задумывался как фундамент новой религии. Предположительно, он включал в себя Евангелие, функционировал, скорее, как вторжение в арабское общество.

В.: Для многих правоверных, для которых Коран — священная книга, где содержится исключительно правда, Ваши выводы могут показаться кощунством. Како-ва была реакция на Вашу книгу?

О.: В Пакистане выпуск газеты «Newsweek» со статьeй о моей книге был запрещeн. Однако я должен отметить, что при общении с мусульманами я не замечал никакого враждебного отношения. Наоборот, они приветствовали попытки немусульманина провести исследования, на-правленные на объективное понимание священного текста. Мою работу могут расценивать как богохульство только те, кто решил цепляться за ошибки, сделанные при трактовке слова Божьего. Однако, как написано в Коране, «никто не выйдет на правильный путь, если Аллах его скло-няет заблуждаться».

В.: Не боитесь фетвы — смертного приговора, какой был вынесен Салману Рушди?

О. Я не мусульманин, потому не рискую. К тому же, я не нарушитель заповедей Корана.

В.: Однако до сих пор вы предпочитаете писать под псевдонимом.

О.: Я поступил так по совету друзей-мусульман, которые опасаются фундаменталистов, способ-ных на радикальные действия без ожидания фетвы.

Священное писание Коран, по-арабски (Qur’an), означает «чтение вслух», «назидание». Это важный элемент исламской веры, который всегда был с Аллахом и был полностью передан Мухаммеду в момент, когда он объявил себя Пророком (в «ночь могущества»). Книга написана на арабском, согласно традиции, изучать еe необходимо только на языке оригинала.

Коран состоит из 114 сур (глав), а каждая сура разделена на аяты (стихи). Первая сура, именуемая «Фатиха» («Открывающая книгу»), включает в себя краткую молитву, играющую важную роль в повседневной жизни и работе.

Следующие суры расположены по размеру: вначале идут длинные суры, а потом — с по-степенным убыванием количества стихов.

Согласно традиции, Мухаммед постепенно передавал верующим части Корана, ниспосланные ему свыше. Старейшие суры были ниспосланы в Мекке, более поздние — в Медине. Ранние суры носят теологический характер, тогда как суры, созданные в Медине, посвящены, скорее, юридическим вопросам, наставлениям и правилам общест-венного порядка. Для мусульман-суннитов Коран — книга божественного происхождения, которую запрещено критиковать. В любом случае, запрет на трактовку Корана появился с XI века.

Коран - перевод с сирийского?

Мусульмане постоянно подчеркивают неподражаемость (и'джаз) и сохранность Корана как Откровения Божьего, настаивая не только на его художественном совершенстве, но и на том, что это единственное из когда-либо данных Откровений, которое осталось именно в том виде, в каком было ниспослано, на том же языке, в первозданной ясности и однозначности. Об этом говорит и сам Коран.

"Ведь Мы - Мы ниспослали напоминание, и ведь Мы его охраняем" (15:9).

"И поистине, это - послание Господа миров. Снизошел с ним дух верный на твоё сердце, чтобы оказаться тебе из числа увещающих, на языке арабском, ясном" (26:192-195).

"А если вы в сомнении относительно того, что Мы ниспослали Нашему рабу, то принесите суру, подобную этому, и призовите ваших свидетелей, помимо Аллаха, если вы правдивы. Если же вы этого не сделаете, - а вы никогда этого не сделаете! - то побойтесь огня, топливом для которого люди и камни, уготованного неверным" (2:21-22).

Каково же мусульманам будет узнать, что как раз наиболее прекрасные и вдохновляющие стихи Корана - это приблизительный арабский перевод христианских гимнов, написанных на сиро-арамейском языке, и библейских фрагментов (в том числе апокрифических) из сирийских лекционариев, то есть из сборников христианских богослуженых текстов. Само слово "Quran" происходит от сирийского "Qeryana", что, собственно, и означает "лекционарий".

Всё начинается с того, что, несмотря на претензию на абсолютную ясность, абсолютно ясно, что Коран во многих местах тёмен. Иные фрагменты Корана вызывали затруднения и противоречивые толкования уже в первые века ислама. Как это объяснить?

Уже в начале 20 века появляются авторы, которые указывают на значительный пласт неарабской лексики и фразеологии

в Коране. Это, в первую очередь, ассириец Альфонс (Хурмиз) Мингана (Mingana, 1878-1937), историк и востоковед, собиратель сирийских христианских рукописей, автор работы "Сирийское вляние на стиль Корана" (Syriac Influences On The Style Of The Kur'an, 1927). Далее следует Артур Джефри (Jeffrey, 1892-1959), австралийский профессор семитологии, автор "Словаря иностранных слов в Коране" (The Foreign Vocabulary of the Qur'an, 1938), в котором отражено 275 коранических терминов инозяычного происхождения.

В 70-е годы появляются работы Гюнтера Люлинга (Lьling), немецкого филолога сирийского происхождения, который в своих работах показал связь между композицией Корана и христианской гимнографией (Kritisch-exegetische Untersuchung des Qur'antextes. Erlangen, 1970; Ьber den Ur-Qur'an. Ansдtze zur Rekonstruktion vorislamischer christlicher Strophenlieder im Qur'an, 1974).

Люлинг и сейчас продолжает утверждать, что мусульмане сначала были иудео-христианской сектой, чья позиция была потом искажена и узурпирована позднейшими поколениями (A challenge to Islam for reformation:the rediscovery and reliable reconstruction of a comprehensive pre-Islamic Christian hymnal hidden in the Koran under earliest Islamic reinterpretations, New Delhi, 2003).

В 1977 году появляются две работы, составившие вехи в корановедении:

1) "Коранические иследования: источники и методы толкования писаний" (Quranic Studies: Sources and Methods of Scriptural Interpretation) известнейшего американского исламоведа, профессора Гарвардского и Лондонского университетов,Джона Эдварда Уонсбро (Wansbrough, 1928-2002), утверждавшего, что Коран собран из фрагментов самого разного происхождения; и

2) "Агарянство: становление исламского мира" (Hagarism: The Making of the Islamic World) принстонских исследователей Патрисии Кроне (Crone) и Майкла Кука (Cook), доказывавших, что Коран был манифестом еретического течения в иудаизме и что его текст собран на основе иудейских и христанских документов предшествующего периода.

Аналогичные идеи высказал арабский историк, профессор университета в Наблусе Сулейман Башар (Bashear, 1947-1991), особенно в работе "Арабы и другие народы в раннем исламе: обсуждение отношение между арабами и не-арабами в раннем исламе" (Arabs and others in Early Islam: discusses the relationship between Arabs and non-Arabs in early Islam, 1997).

В 90-е годы с поддержкой данного тезиса выступили Герд Рюдигер Пуин (Puin), немецкий специалист по коранической палеографии, открыватель Санского свитка Корана, а также пакистанец Ибн Варрак (Ibn Warraq), под чьей редакцией вышел сборник "Происхождение Корана" (Origins of the Koran: Classic Essays on Islam's Holy Book, edited by Ibn Warraq, 1998). Общую позицию выразил Пуин, заявивший, что Коран - это "коктейль из разных текстов, большинство из которых были непонятны уже во времена Магомета. Многие из них на века старше самого ислама. ...и среди них есть и христианский субстрат".

Наконец, своеобразный итог всем этим изысканиям подвёл немецкий профессор семитологии и арабистики Кристоф Люксенберг (Luxenberg) в своей сенсационной работе "Сиро-арамейское прочтение Корана: подход к расшифровке коранического языка" (Die Syro-Aramдische Lesart des Koran: Ein Beitrag zur Entschlьsselung der Koransprache, 2000). Наличие тёмных мест, трудных даже для понимания арабских мусульманских комментаторов, он объясняет тем, что они переведены с арамейского - языка, который господствовал до 7 века на всём Ближнем Востоке, включая Аравийский полуостров. Значительная часть текста Корана является переводом с сирийского, и несколько поколений занимались адаптацией этих текстов для нужд арабских христиан. Во всех случаях "тёмности" коранического текста Люксенберг проверяет, имеются ли в нём омонимы, которые имеют другое значение в сирийском языке и с которыми текст становится значительно более понятным. Поскольку в раннем арабском не было знаков огласовки и диакритики, можно предположить, что позднее они расставлены неверно, и потому следует попробовать другие варианты. Далее, обратный перевод с арабского на сирийский зачастую позволяет обнаружить соответствующие фразы в более ранних сирийских источниках. Так, например, "huri", что обычно переводится как гурии, большеглазые девы, прислуживающие праведникам в раю, обозначает "белый виноград" (по этому поводу западные журналисты стали язвить, что, мол, шахиды рассчитывают на дев, а получат белый виноград). Пассаж из суры 33 делает из Печати пророков, каковым почитают Магомета мусульмане, лишь свидетеля пророков, которые пришли до него. И т.д. и т.п.

В целом, коранический текст предстаёт как смесь арабского и сирийского, которая позже была ошибочно принята за чисто арабский текст.

В 2005 году конференция "К вопросу о новом прочтении Корана" в университете Нотр-Дам продемонстрировала, что "тезис Люксенберга" приобретает всё больше сторонников в академическом мире. А в 2006 году вышла книга Габриэля Сомы (Sawma) "Коран - неверно понятый, неверно переведённый и неверно прочтённый" (The Qur'an: Misinterpreted, Mistranslated, and Misread. The Aramaic Language of the Qur'an), в которой даётся развитие этого тезиса.

Несмотря на все научные доводы, убедить мусульман в подобном, конечно же, невозможно ни при каких условиях.

Исламские радикалы попросту станут убивать учёных, которые подвергают сомнению происхождение Корана, как это произошло с Сулейманом Башаром, которого фанатики выбросили из окна университета, в котором он преподавал.

Поэтому, кстати, и Люксенберг, и Ибн Варрак - это лишь псевдонимы: учёные не хотят раскрывать свою личность, опасаясь террора.

Но для христиан становится ясно, что вся вдохновляющая сила ислама - это лишь отблеск Евангелия и вдохновения христианских "сладкопевцев". Всё то, что и нам, и самим мусульманам нравится в исламе - из христианских источников.

Сохранив Коран, Аллах сохранил христианские гимны. Неподражаемость Корана - это неподражаемость христианских гимнов.

Поэтому, если христианину нравится повторять те или иные поэтические формулы Корана, он может не смущаться -ему нравится повторять перепевы сирийских христианских гимнов.

В свете достижений современной науки становится яснее и провиденциальная миссия ислама. Рано или поздно, под давлением неопровержимых фактов, истина восторжествует. Но останется след от того ударения, которое сделали мусульманские авторы на предании себя Богу и на всех благах, которые следуют из него. Ислам предстанет как аспект христианства, временно отделённый от своего истока благодаря литературным перипетиям.

Юрий Тихонравов

P.S. Редакция сайта "ВОСКЕПАР" благодарит Марину Мкртчян за предоставленную статью

Источник: "Воскепар" http://voskepar.ucoz.ru

Категория: Аналитика | Просмотров: 706 | Добавил: ANA | Теги: христианство, Ислам, Коран | Рейтинг: 0.0/0
Share |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Календарь
«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Архив записей

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz