Региональное значение карабахского фактора ("Иратес de facto", Армения) - 5 Августа 2011 - Армения
Четверг, 30.03.2017, 21:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Новости [182]
Аналитика [493]
Документы [9]
Геноцид [39]
Карабах [104]
История [90]
Это было... [73]
Интервью [74]
ГАЛЕРЕЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛЖИ,ЛИЦЕМЕРИЯ И АГРЕССИИ [56]
АРМЕНИЯ - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! [103]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Август » 5 » Региональное значение карабахского фактора ("Иратес de facto", Армения)
18:13
Региональное значение карабахского фактора ("Иратес de facto", Армения)
 Создается впечатление, что на Южном Кавказе не совсем верно и в достаточно многоплановом аспекте воспринимают турецкую проблему. Представляется довольно странным, но, в отличие от арабских и балканских стран, в странах Южного Кавказа турецкая тема не стала предметом профессиональной дискуссии. Скорее, Турция, как правило, рассматривается в регионе в «отражательном» режиме, то есть исходя из политических инициатив государств Запада и России.

США приступили к серьезным разработкам по системному сдерживанию Турции, коррекции ее внешнеполитического курса и усилению ее внешней зависимости. Было бы более верным сказать, что США приступили к реализации данных разработок, которые проводились ранее, еще во времена первого президентского срока Джорджа Буша-младшего, но именно сейчас весь этот разработанный аппарат стал актуальным. США «мобилизовали» в антитурецком направлении практически все арабские государства, инициируют все еще не очень заметные новые «связки» между государствами регионов. Американцы хорошо просчитали вероятность реального сближения Турции и Ирана и никак не выражают беспокойства по этому поводу, несмотря на активность Турции по иранской теме.

Уже ни у кого не вызывает сомнений, что курдское национальное движение, в том числе, наиболее радикальные группы связанны с интересами США. Американцы не сомневаются, что на Балканах Турция также получит противодействие, как и на Ближнем Востоке. Но что касается Кавказа, то в этом регионе имеется не просто проблема турецкой экспансии в Черноморско-Кавказском регионе, а возможность создания турецко-российского альянса, что представляется наиболее серьезным региональным проектом антиамериканского свойства. Если даже данный альянс будет иметь весьма ограниченное значение, или данное сотрудничество вообще не будет иметь признаки альянса, то, так или иначе, в регионе возникнет серьезная угроза американским интересам. США не могут не реагировать на данную возможную перспективу и вынуждены разрабатывать определенные способы противодействия сближению Турции и России.

Данные способы нивелирования турецко-российского сближения могут быть самые различные и включать многие сюжеты в обширном Черноморско-Кавказском регионе. Но использование «армянского фактора» очевидно. Инициативы США по урегулированию турецко-армянских отношений имели ряд логических плоскостей, и в первую очередь преследовалась цель вовлечь Турцию в политические обязательства и регламентировать ее поведение в регионе и в целом в отношениях с Западом. Вместе с тем, преследовалась цель в какой-то мере усилить проблемы в отношениях между Россией и Турцией. Данный проект, хотя и сыграл важную роль в сдерживании турецкой политики, в дискредитации нынешнего правящего режима в Анкаре, но во временном формате, все же, оказался ограниченным, и вряд ли американцы видят сейчас смысл продолжения данного процесса урегулирования.

Американцы и европейцы добились усиления значимости «армянского фактора», в какой-то мере зафиксировали новую значимость «армянского фактора», чему не стала, кстати, препятствовать Россия. Особого эффекта и результативности, нужно сказать, не вышло ни для одной из заинтересованных сторон, но возник новый фактор, который успешно может быть использован в политическом проектировании в регионе. Речь идет о «карабахском факторе», который может быть использован не только для сдерживания Турции в регионе, но и в части торможения или ограничения развития российско-турецкого сотрудничества.

Произошло то, что должно было произойти. «Армянский фактор» оказался несколько более ограниченным, чем «карабахский», и он становится более актуальным в регионе. Базовым условием действенности и вообще существования «карабахского фактора» является отсутствие решения карабахской проблемы. Рассмотрение ретроспективы позволяет понять, что и США, и Россия имели различные цели и интересы в части карабахской проблемы. На данном этапе карабахская проблема генерируется в некое политическое состояние, которое можно назвать «карабахским фактором», который становится ключевым в отношениях Россия – Армения – Азербайджан и тем самым оказывает влияние на российско-турецкие отношения. При этом, позиция США, России и Франции в отношении того, что турецко-армянские урегулирование не должно быть сопряжено с карабахским урегулированием, практически лишает Турцию возможности проникнуть в карабахский процесс легитимным образом. То есть, сложность, конфликтность и конфронтационность этого момента обусловлена тем, что Турция не является равноправным участником рассмотрения данного вопроса, каким выступает Россия. Это весьма благоприятное обстоятельство для поддержания противоречий между Турцией и Россией. Совместное заявление США, России и Франции по поводу карабахской проблемы представляется уже не тактическим, а стратегическим «замком» для политики Турции на Южном Кавказе, и, конечно же, никак не предполагает решение проблемы. Но на определенном этапе данная постановка вопроса, данная схема решения вопроса, приведет именно к турецко-российским противоречиям, так как Россия, следуя принципу, изложенному в данном заявлении, станет силой, противодействующей турецким амбициям.

События последних месяцев подтвердили предположения, что положение Азербайджана станет более сложным и в определенной мере, тупиковым. Азербайджан убедился в том, о чем говорили наиболее прозорливые и не отягощенные ретроспективой азербайджанские эксперты, а именно, о том, что Турция рассматривает своего ближайшего партнера всего лишь как фактор и инструментарий своей политики. Турция предпочла продемонстрировать стремление решить проблемы с Арменией, и она решила бы эти проблемы, если б дождалась от США и Европы убедительного ответа на то, что «армянского фактора» больше не существует. Азербайджанская и карабахская темы в турецкой позиции возникли только тогда, когда в Анкаре поняли, что Запад не собирается нивелировать «армянский фактор» как способ давления и сдерживания ее амбиций.

Многочисленные доводы Турции о преданности интересам Азербайджана, подписание в Баку турецко-азербайджанского договора о стратегическом партнерстве в августе 2010 года вовсе не улучшили в реальности положение Азербайджана. Практически, в турецко-азербайджанских отношениях ничего не изменилось. Попытки Турции сблизиться с Ираном никак не повлияли на повышение безопасности Азербайджана, никак не сказались на карабахском урегулировании. Россия стала обладать большими возможностями оказания давления на Азербайджан, предъявила ему ряд требований геоэкономического и политического значения. Попытки Турции и Азербайджана в какой-то мере активизировать европейские структуры в рассмотрении карабахской проблемы, также не привели к улучшению позиций Азербайджана. Кроме того, Азербайджан убедился в том, что он не способен проводить некую многовекторную политику, и вынужден строить отношения с ведущими державами в ограниченном формате, который не предполагает реальных политических маневров.

В данной ситуации, если бы руководство Армении отнеслось более творчески и энергично к международным проблемам, то Армения обрела бы ключевое значение среди элементов «большой игры», которая происходит на Южном Кавказе. Положение Азербайджана приводит его к пониманию, что единственным шансом в карабахской теме остается война, причем, нужно предположить полномасштабную войну. То есть, на Южном Кавказе сложилась весьма напряженная ситуация, которая никак не может быть урегулирована усилиями только государств региона, в том числе, в рамках отношений Турции и России. Напротив, сложилась более благоприятная ситуация, если принять во внимание, что США предпочли пока многозначительную паузу в своей политике в регионе, и не хотели бы каких-то радикальных изменений, тем более, без активного участия американцев. Нынешняя ситуация в регионе вполне соответствует условиям и обстоятельствам «паузы». Но не Азербайджан будет решать вопрос войны и мира.

Турция оказалась в не менее проблемном положении, и видимо, наступило время, когда в Анкаре стали понимать, что, если не удастся переломить ситуацию, добиться новых позиций хотя бы в одном из регионов, она окажется в еще большей изоляции и в незавидном положении. В настоящее время Турция располагает двумя направлениями, в которых она может приложить усилия, чтобы заставить уважать себя, – курдско-иракское и кавказское. На курдско-иракском направлении уже идет война, причем, она разворачивается, в нее включаются интересы различных государств и движений. Но курдско-иракское направление включает территорию самой Турции, и здесь ей приходится воевать самой, что чревато различными угрозами и неприятностями.

Южный Кавказ - это более дистанцированный регион, где можно успешно манипулировать и дирижировать, применять различные приемы в отношениях с ведущими державами. Период август – сентябрь 2010 года очень напоминал готовность Турции вырыть «топор войны» и дать сигнал Азербайджану попытаться использовать этот шанс, конечно же, при серьезной поддержке Турции. Даже небольшой успех Азербайджана придал бы Турции большую уверенность, и она заняла бы лучшие позиции в диалоге и с Россией, и с США. Даже поражение и весьма тяжелое положение Азербайджана в войне с Арменией также вполне устраивало бы Турцию, так как она продемонстрировала бы две возможности: монопольное «право» подать сигнал начать войну и нажать сигнал прекратить войну. При этом она, а вовсе не Азербайджан станет субъектом переговоров и договоренностей с ведущими державами. Не исключено, что Турция предпочтет затягивать время и заниматься шантажом не столько Армении, а этих самых ведущих держав, но, при этом, Азербайджан длительное время продержат в дураках, и тем самым Анкара продемонстрирует «высший пилотаж» в своей региональной политике.

Россия пытается переиграть и американскую, и турецкую игру и не допустить образования ситуации, когда не она станет рулить главными процессами. Россия пытается срочно утвердить практику паритетной политики и привести Азербайджан к пониманию многих возможностей в отношениях с ней. Россия серьезно опасается конфронтации с Турцией, так как эта страна занимает более важные позиции в регионе, чем, например, Иран. Россия продемонстрировала способность проигнорировать Иран, но в этом случае она заручилась пониманием и поддержкой не только европейцев, но и американцев. В случае с Турцией она не имеет никаких обязательств со стороны Запада, и входить в альянс со страной, которая все еще состоит в НАТО, станет проблематичным и совершенно не в интересах России.

Но Россия увязана в таком проекте, как ОДБК, и в военном договоре с Арменией, и вынуждена парировать турецкую политику, не допуская ее манипуляций в регионе. Как бы ни были согласованы отношения Турции и России, даже без непосредственного прорыва Турции противоречия будут нарастать. Так или иначе, американский сценарий получит успешное продолжение, и нужно иметь в виду, что вся эта игровая ситуация создает благоприятные условия для Армении, в том числе по карабахской проблеме.

Настало время, перейти к усилиям по достижению признания суверенитета Нагорно-Карабахской Республики в парламентах США, России, Франции, Ирана и других государств. Первая реакция будет вполне понятной. Но, так было и в начале пути. Нужно понимать, что препятствия на пути признания НКР постепенно вымываются.

Игорь Мурадян


(Публикуется с сокращениями)

Оригинал публикации: ԼՂՀ-Ի ՃԱՆԱՉՄԱՆ ԽՈՉԸՆԴՈՏՆԵՐՆ ԱՍՏԻՃԱՆԱԲԱՐ ՎԵՐԱՆՈՒՄ ԵՆ

ИСТОЧНИК: www.idefacto.am

Категория: Аналитика | Просмотров: 457 | Добавил: ANA | Рейтинг: 5.0/2
Share |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Календарь
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Архив записей

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz