Суббота, 24.06.2017, 17:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Новости [182]
Аналитика [493]
Документы [9]
Геноцид [39]
Карабах [104]
История [90]
Это было... [73]
Интервью [74]
ГАЛЕРЕЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛЖИ,ЛИЦЕМЕРИЯ И АГРЕССИИ [56]
АРМЕНИЯ - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! [103]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2011 » Март » 30 » В ОПЕРНОМ ТЕАТРЕ НАДО ВВОДИТЬ ПРЯМОЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ
13:03
В ОПЕРНОМ ТЕАТРЕ НАДО ВВОДИТЬ ПРЯМОЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ


Ирина АБРОЯН

О всемирно известном теноре, Народном артисте Армении, Заслуженном артисте Литвы Гегаме Григоряне можно говорить очень долго: его выразительная манера пения и неповторимый божественный голос, яркое и драматическое воплощение сценических образов, строгий художественный вкус уже давно определили певца в ряду лучших мировых оперных исполнителей. За его плечами 64 воплощенных ролей. Ему рукоплескали самые знаменитые оперные театры - Большой театр в Москве, нью-йоркская Метрополитен-опера, парижская Гранд-опера, миланская Ла Скала, Штатс-опера в Вене, лондонский "Ковент-Гарден”, а также другие лучшие оперные театры Европы и Южной Америки. Сегодня, в Национальном академическом оперном театре оперы и балета артист празднует свой 60-летний юбилей, а также 35-летие со дня своего первого выхода на эту сцену в партии Эдгара оперы Доницетти "Лючия де Ламмермур”. Это прекрасный повод поговорить о многом (в том числе и о нынешнем состоянии оперного искусства в Армении) с нашим выдающимся певцом. Тем более, что Гегам Григорян, помимо всего прочего, последний художественный руководитель главной оперной площадки страны...

- Как вы пришли в оперное искусство? Вы ведь учились игре на скрипке?

- Я из семьи служащих - мои родители были инженерами. Но к искусству имели прямое отношение: мама прекрасно рисовала, а отец был очень одаренным музыкально и мог бы стать прекрасным музыкантом. Он всегда хотел, чтоб я учился музыке, и отдал меня на скрипку: я закончил музыкальную школу им. Спендиарова. С 6 лет ходил в оперу: туда меня привел мой учитель (оперный скрипач) Шаварш Багдасарян. Были оперы, которые я слушал по нескольку раз. Тогда, наверное, и зародилась мечта стать певцом. Потом поступил в музыкальное училище, где вначале учился на хорового дирижера. Вокалом стал заниматься после того, как там стал преподавать Народный артист республики Сергей Даниелян. Уже в училище стал лауреатом 1-го Республиканского Спендиаровского и Закавказского конкурсов. Потом была консерватория: учился и одновременно много гастролировал. Причем не только по Союзу, но и за границей. В 1975-м стал лауреатом Всесоюзного конкурса имени Глинки, выступал с концертами в Москве. Стал серебряным призером Международного конкурса имени Чайковского. Хотя к конкурсам отношусь спокойно: считаю, что благодаря им приобретаешь лишь опыт и умение ориентироваться в экстремальной ситуации, учишься показать все, на что ты способен. В 1976 году участвовал в отборе оперных певцов в Большом театре для стажировки в Милане: в Ла Скала не только стажировался, но и пел. Несмотря на молодость, выступал в самых больших залах с камерными и оперными сольными программами. Было время, когда ежегодно, в обязательном порядке давал два сольных концерта в Московском большом зале консерватории, а также выступал в Ленинграде, Киеве, Вильнюсе, Минске и т.д. Выступал почти по всему СССР в самых лучших операх, и, если приезжали зарубежные звезды оперной сцены, обязательно с ними гастролировал.

- Расскажите о вашей работе с Валерием Гергиевым в Мариинке.

- Мы давно были знакомы, и, когда его назначили главным дирижером Мариинского театра, было несколько близких друзей, и можно сказать, что мы вместе поднимали театр. Я тогда жил в Санкт-Петербурге и много работал с Гергиевым: все большие постановки в этом театре состоялись с моим участием. Очень многих певцов я привел туда - сам отбирал.

- Вашими партнерами по сцене были самые выдающиеся оперные певцы современности: Елена Образцова, Евгений Нестеренко, Наталья Герасимова, Пласидо Доминго, Николай Гяуров, Мария Биешу, Дмитрий Хворостовский, Лючия Валентини и др. Труднее найти того, с кем вы не выступали. И все же, с кем из этой блистательной когорты вам лучше всего работалось на сцене? И ваши любимые оперные партии.

- Никого не выделю: мне одинаково хорошо работалось со всеми. Когда речь идет о таких именах и профессионалах, невозможно акцентировать кого-то одного. То же могу сказать и о своих партиях: не без ложной скромности отмечу, что в моем репертуаре почти все партии для тенора армянской, русской и зарубежной классики, современных композиторов. Ленский, Пинкертон, Каварадосси, Рудольф, Герцог, Фауст, князь Безухов, Саро, Саят-Нова. В разное время мне были близки разные вещи, но отмечу партию герцога из "Риголетто”, которой горжусь и считаю блистательной, а также Германа из "Пиковой дамы”, Дон-Карлоса из "Силы судьбы”, Радамеса из "Аиды”. Всегда пел самые трудные партии - те, которые не по плечу многим тенорам.

- Вы с 1999 года работали худруком нашего оперного театра (до упразднения этой должности в 2008 году). Как вы охарактеризуете его нынешнее состояние?

- Меня пригласили в театр в самое трудное время - не было средств, в здании холод. Я тогда пел в Ла Скала: все оставил и приехал. Привел в театр порядка 75 молодых исполнителей: почти всех, кто сейчас здесь поет. "Разжевывал” им все партии (это знают все, что Г.Григорян досконально знает все тенорные партии и в состоянии поставить голос любому. - И.А.), много работал. Приходилось даже самому доставать деньги на отдельные постановки - государство не всегда было в состоянии. За время моего пребывания в этой должности было поставлено порядка 10 оперных и балетных постановок. В репертуаре же театра их более 20-ти: их и сейчас можно ставить. Идет же на сцене не так много вещей. Этому в какой-то мере "мешают” крупные постановки, например, "Аида”. Огромные декорации, целые "города” на сцене понастроили - их тяжело ставить, тяжело убирать. Не говорю уже о том, где их хранить - склады не в самом хорошем состоянии: тут отломают, там отсыреет... Театр должен думать о том, что делает: не во вред остальному репертуару, который "не двигается”. Надо, чтоб всем было удобно, чтоб репетиции не мешали постановкам, и наоборот. Да, "Аида” сделана аккуратно, красиво, потрачено много денег, но вещь "тяжелая”. Вот, к примеру, в Барселоне ставили "Аиду”: там были бумажные декорации, умещавшиеся в чемодан. Но визуальный эффект создавался такой, будто декорация простиралась на километры. Вместо того, чтоб огромные деньги тратить на масштабные постановки, лучше костюмы хорошие покупать, качественные краски хорошему художнику. Последних, рисующих "перспективы”, у нас нет.

- Почему из четырех ваших постановок на сцене идут только "Ануш” и "Аршак Второй”?

- Пусть ставят. Там, где нужны репетиции, театр всегда "занят”. В Барселоне я сделал 7-8 постановок различных опер. В Лос-Анджелесе, где в "Пиковой даме” пел Пласидо Доминго, в качестве режиссера пригласили художника. Доминго же меня знал и доверял и попросил меня помочь. Я режиссером постановки не считаюсь, но делал я. Кстати, хороший оперный певец может быть и неплохим режиссером-постановщиком: если знаешь свое дело, то знаешь. В Метрополитене Шинский тоже ставил "Пиковую даму”, и я помог сделать всю сцену с казармой. Вообще многие режиссеры доверяли моему мнению.

- Вы ведь занимаетесь подготовкой молодых оперных кадров?

- Работаю в опере режиссером, ставлю голоса. "Тренирую” для "Аиды” нового Радамеса - Ованеса Айвазяна. Если честно, голосов для Радамеса у нас нет. Есть у меня ученики и в консерватории. Через год-полтора дам еще пару теноров новых.

- Что сегодня нужно для нормальной работы оперного театра?

- Дать людям возможность работать - не мешать им. Именно деятелями культуры мы можем заявить о себе в мире, больше ничем. Они - гордость страны. Нужны репетиции и работа, работа... А не "таскать” в театр "шлягеры” - делать что угодно, как " в доме своего отца”. Необходимо целевое распределение средств: не тратить кучу денег на одну постановку, а честно распределить и дать другим возможность работать. Только на потраченные на "Аиду” средства можно было 7 спектаклей сделать. Потом такие спектакли требуют много времени: работа растягивается на месяцы, сцена занята. А другим что делать? И вообще опере нужны еще сцены: для репетиций, поддержки имеющегося репертуара. Вот и коллектив сидит и деградирует. Потом театру нужна своя, собственная оперная студия, чтобы оперный театр сам готовил себе смену: ставил голоса, сценическое движение. Молодые певцы приходят из консерватории и "теряются” здесь - с акустической (и не только) точки зрения очень трудная сцена. В классе они все "Карузо”, а на этой сцене... Только здесь можно увидеть, на что способен певец. Плюс у нас есть определенная публика, которая приходит на спектакль не смотреть и слушать, а с установкой "уже не нравится”. А знаете, откуда это идет? Посмеет у нас один студент консерватории пойти и послушать урок у другого педагога - становится "врагом на всю жизнь”. На спектакль приходят "конкурирующие фирмы”, и после начинают обсуждать: эту ноту не взял, это не так сделал. С таким подходом мы далеко не уедем.

- Есть ли у нашего оперного театра потенциал?

- Есть великолепные певцы: Геворк Акопян, прекрасный лирический баритон Арнольд Кочарян, но их не используют. Пару лет пройдет, и они потеряют свой голос: это все таки аппарат, связки, мышцы - надо работать, тренировать, как спортсменам.

Да и без художественного руководителя в театре невозможно: ответственность должна лежать на одном человеке. Какой худсовет? Все говорят, осуждают-обсуждают, а отвечать некому. Кто виноват - главный балетмейстер, дирижер или постановщик? И вообще, оперный театр во всем мире считается наивысшей ценностью. Он академический, национальный - значит ценность национальная. И не должна подчиняться Министерству культуры. Здесь надо ввести прямое президентское правление - подчинение самому верху, поскольку оперный театр (по своему статусу, ценности и значимости в рамках страны), как структура, выше министерства. Вспомните, чем был Большой театр в советские годы. Точно такое же отношение требуется к другой национальной ценности - театру им. Сундукяна.

"Республика Армения"

Категория: Интервью | Просмотров: 572 | Добавил: voskepar6920 | Рейтинг: 5.0/1
Share |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Архив записей

Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz