Воскресенье, 28.05.2017, 13:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Армения и Арцах Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Древняя история [1]
Средневековая Армения (VI—XV века) [1]
Армения и войны империй (1500—1878 годы) [1]
Национальное движение и армянский вопрос (1878—1922) [1]
Советская Армения (1922—1991) [1]
Республика Армения (1991 — настоящее время) [1]
История армянской диаспоры [1]
АРМЯНСКИЕ ХАЧКАРЫ [12]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » История » АРМЯНСКИЕ ХАЧКАРЫ

ХАЧКАРЫ XIV-XVII СТОЛЕТИЙ ч.3
Те же особенности свойственны и двум, стоящим рядом хачкарам в Камо, датированным надписью 1558 г. Основная часть обоих хачкаров почти одинакова: на том и другом крест, можно сказать, утопает в сплошной мелкой и плотной геометрической орнаментике, в которую включены малые кресты нижних междукрестий, и слит с ней, нисколько не выделяясь. Под основным крестом помещен четырехарочный портик с крестами, опять-таки сливающимися с окружающей орнаментикой. А в верхней части одного из хачкаров представлена в плоском рельефе сцена распятия с коленопреклоненными богоматерью и Иоанном; оба — с воздетыми руками. По сторонам их симметрично изображены в 3/4 две стоящие фигуры в длинных опоясанных одеждах. Правая рука их протянута к Христу, а левой каждый из них держит направленное наискось вниз (к центру) копье, которым они пронзают дракона, извивающегося у ног четырьмя петлями. Подобную композицию на более ранних хачкарах мы не встречали. Но все же можно думать, что она была заимствована из репертуара предшествующей эпохи. Тождествен — и по композиции и по точно той же орнаментике — хачкар в Аштараке.

Сплошная мелкая орнаментика, скрадывающая рисунок композиции, характерна и для многих других позднесредневековых хачкаров. Примерами могут служить описанный выше хачкар из села Мец-Мазра, который мы отнесли к группы З64 и хачкар в селе Золакар (Мартунинского р-на), относящийся к группе 4. В них выделен лишь основной крест; малые кресты, занимающие все четыре междукрестья, совершенно слиты со сплошной мелкой орнаментикой. Обрамление украшено отрезками пяти видов плетенки (с обеих сторон хачкара одинаково).

Большой интерес вызывают позднесредневековые изобразительные хачкары. Они немногочисленны и относятся отчасти к XVI в., но главным образом к XVII в.

На хачкаре XVI в. в Камо66 основной крест , заключенный в прямоугольную плоскую филенку, окружен орнаментом крупного рисунка в виде миндалевидных фигур (сильно искаженных). В широких обрамлениях — точно такой же орнамент, как на описанном хачкаре 1551 г. в Гндеванке. По сторонам сферы помещены кресты из переплетающихся жгутов (форма крестов только угадывается) под стрельчатыми витыми арочками.

Но наиболее интересен козырек со сложной рельефной композицией: изображен Христос с поднятой и благословляющей правой рукой. Христос облачен в богато украшенную одежду (орнамент дан рельефом); из-под полы видна нижняя одежда и ступни ног. Голова Христа — непомерно большая, треугольной формы. По сторонам ног Христа изображены два священных животных с кудрявой шерстью (показана в виде выпуклых кружков), обращенные в разные стороны; головы их — в фас. За спиной Христа — священные антропоморфные существа, также обращенные в противоположные стороны: слева (от зрителя) изображен грифон; крыло его — над его же головой, нога выкинута вперед; справа — птица (сирин?); крыло ее приходится между туловом птицы и головой Христа. Эту изобразительную композицию окаймляют полосы геометрического орнамента. По верхнему обрезу козырька протянута надпись.

Антропоморфный грифон — человеко-конь (если это изображение правильно понято нами — образ столь же популярный в Армении, как и на всем Ближнем Востоке — христианском и мусульманском — в XII-XIII вв. как в монументальном, так и в прикладном искусстве (особенно керамике). В Армении такие изображения известны в Ариче 1201 г. (на восточном фасаде), в Макараванке (Иджеванского р-на) (перед входом в притвор), в Нораванке (на своде двухэтажной церкви-усыпальницы). Многочисленные примеры дают одновременные памятники Азербайджана и сельджукской Малой Азии. Общий смысл этого образа — приблизительно тот же, что и сирина. Этот образ, связанный с небом, образ райский, что находит себе некоторое подтверждение в той связи с райской человеко-птицей, в какой оба эти изображения, перекликающиеся по своему содержанию, выступают в армянском и персидском (иранском) искусстве — скульптуре, керамике и металле. Образ человеко-грифона был, вероятно, близок и народным представлениям в качестве оберега-заступника.

О хачкаре в Мец-Мазра 1678 г. с изображением распятия говорилось выше. Изображение это (с фигурами богоматери и Иоанна), как и фигуры четырех предстоящих, довольно упрощены: они приземистые и большеголовые, представлены в фас, на них тяжелые омофоры, спадающие прямыми параллельными складками. Рельеф фигур — плоский. Изображения на этом хачкаре не вносят ничего нового и свежего в монументальную скульптуру позднесредневековой Армении.

Значительно сложнее и богаче два других хачкара XVII в. На редкость насыщен изображениями хачкар в монастыре на острове Севан, выполненный мастером Трдатом в 1653 г.. Хачкар многочастный. В центре его, под полукруглой арочкой (с килевидным завершением), изображено распятие. Христос, занимающий нижнюю часть креста (до его поперечной ветви), — с большой бородатой головой, поднятыми к перекладине креста руками, препоясанный (складки идут наискось). Сам крест — с развитыми «почками». У подножия креста представлены коленопреклоненные фигуры без нимбов — вероятно, просители, т. е. ктиторы, в молитвенной позе, с поднятыми руками и повернутыми вверх головами. Изображения даны на фоне крупных
беспорядочных растительных побегов с крестами среди завитков. Под крестом представлена сцена сошествия в ад; внизу — разбитые врата ада. Средняя фигура (бога) дана в фас, нижняя часть (с подогнутыми ногами) — в профиль. Правой рукой он держит Адама, левой — жезл (с крестом наверху), которым он пронзает дракона, извивающегося в правой стороне композиции. Симметрично в левой ее стороне также изображен дракон (?) (изображение очень плохо сохранилось). Фигура Адама дана в профиль, овальная голова — горизонтально (Адам смотрит вверх). Над Адамом — развесистое дерево с висящими тяжелыми плодами. Справа от бога — фигура Евы в фас с опущенной правой рукой и поднятой левой.

Широкое обрамление состоит из пяти «клейм» с каждой стороны. С левой стороны: вверху — сцена народного содержания, определить которое затрудняемся. Может быть, изображены весы, справа — сидящая фигура богоматери, слева — нагнувшегося ангела. Ниже — погрудные изображения трех отроков в пещи огненной. Два нижеследующие квадрата заполнены резными замкнутыми геометрическими фигурами. В нижнем прямоугольнике — крест в виде узла переплетения с' полупальметками в верхних междукрестьях. С правой стороны также пять «клейм». Вверху изображена сидящая богоматерь в фас со спеленутым младенцем на руках. Под ней вол и осел друг против друга в фас, представляющие как бы часть общей композиции рождества. Ниже клеймо с тремя волхвами — одинаковыми и тесно сидящими подряд фигурами с большими головами в трехзубчатых коронах; руки их в молитвенной позе положены на грудь. Следующие два «клейма» точно повторяют соответствующие клейма с левой стороны.

Вверху хачкара (на его козырьке) — три части: в центре — крест, нижняя и верхняя часть которого образованы сложной плетенкой. Слева от него — замкнутая плетеная крестообразная фигура. Справа — изобразительная композиция: беседа бога-отца с прародителями — Адамом и Евой; в центре композиции — фигура Христа с непомерно большой овальной головой, с бородой клином, с поднятой правой рукой; справа и слева от Христа малые фигуры в фас (Адам и Ева?). Перед правой фигурой — голова быка. На обрезе козырька прочерчена двухстрочная надпись.

В целом — это сложный по составу хачкар, посвященный некоторым основным евангельским темам. Но сам характер изображений — упрощенный и схематизированный. Фигуры выполнены в манере, традиционной для армянской монументальной скульптуры средневековья и, как видно, принадлежат руке доморощенного художника. Его произведение не обладает той пластичностью и мастерством, которое свойственно было хачкарам не только предшествующего времени, но и его современникам.

В этом убеждает очень интересный хачкар XVII в. в Эчмиадзине. Хачкар состоит из трех частей. Средняя заключает в себе основной крест в слегка углубленной филенке с полукруглым верхом (с килевидным заострением), завершенным крестом. Крест выступает на 
фоне стилизованной растительной резьбы, заполняющей узкие промежутки верхних междукрестий. В эту углубленную плоскость включены и два малых креста нижних междукрестий, окруженные со всех сторон полупальметками. Широкое обрамление состоит с каждой стороны из трех восьмилучевых звезд с впалыми сторонами на фоне таких же полупальметок, как у малых крестов.

Но наибольший интерес представляют три другие части хачкара — верхняя и две нижних. Наверху представлены два пастыря в фас с большой округлой головой в длиннополой гладкой одежде без складок (кафтанах?). У левой фигуры левая рука сложена в локте, правая положена на грудь. Справа стоит ангел; правая его рука поднята, благословляет пастырей, левая держит жезл (с крестом наверху). Внизу изображена сцена рождества, расчлененная на две части. Слева в углублении с овальным верхом (изображает пещеру) представлена фигура, сидящая поджав ноги, с младенцем в руках. Овал пещеры осеняют два ангела, крылья которых примыкают к овалу пещеры. Под ними изображены два пастушка, играющие на флейте. Справа дана сцена омовения, тесно связанная со сценой рождества. Представлены две обращенные одна к другой коленопреклоненные женщины — повитухи, в длиннополой одежде, держащие младенца; головы их повернуты в сторону от него.

Наконец, внизу, в основании хачкара, изображены, вероятно, ктиторы. Слева — фигура в фас (ноги — в профиль) в длиннополой гладкой одежде. Голова дана горизонтально, как бы смотрящей вверх. Правая рука согнута в локте и держит какой-то предмет, в левой — посох. Правее стоит другая фигура, слабо рельефная, с округлой головой. Еще правее, рядом с ней изображен конь, ступающий влево. Остальное изображение не сохранилось (сбито). Наличие коня вызывает ассоциацию с хаченскими хачкарами XII-ХШвв., на которых изображение коня обычно.

Рельефы описанного хачкара по манере изображения очень традиционны и не выходят за рамки тех художественных норм, которые были выработаны в армянской скульптуре XII-XIII вв. Фигуры здесь даны в движении; хотя они и обобщены, но очень динамичны и выразительны. При этом мастер явно стремился подчеркнуть значение основных изображений (т. е. сцену рождества), которые он дал более рельефно сравнительно с нарочито слаборельефными остальными изображениями (пастырей на верху хачкара, ангелов и пастушков внизу) — очевидно, второстепенными. Рельефы эчмиадзинского хачкара показывают, насколько и в XVII столетии мастера дорожили художественным наследием прошлого.

Наконец, мы должны обратиться к очень специфической и вполне локальной серии хачкаров XVI-начала XVII вв. в Старой Джуге, на реке Аракc, на юге Армении, об экономическом оживлении и подъеме которой говорилось в начале главы. На кладбище ныне мертвого города сохранилось огромное количество хачкаров (до 31/2 тысяч) .

Они различно сочетают и варьируют старые, овеянные традицией и наиболее популярные орнаментальные и изобразительные мотивы. Разнообразие таких сочетаний придает каждому джугинскому хачкару особый интерес. Эти элементы в основе традиционны, но кардинально переработаны. Это прежде всего относится к самой композиции хачкаров, лишь напоминающих композицию группы 2 с полупальметками, произрастающими из креста, и к группе 4 с малыми крестами в нижних междукрестьях. Кроме того джугинским хачкарам придали резко повышенные, вытянутые пропорции: это стало общей чертой их.

Судя по многим хачкарам из Джуги, весьма популярным продолжал оставаться в том или ином виде и традиционный мотив полупальметок.

Но изменился и сам рисунок резьбы в сравнении не только с классическими хачкарами (XII-XIII вв.), но и с хачкарами XV-XVI вв.: рисунок стал еще более стилизованным и более рельефным, более четким и строгим. Это придало джугинским хачкарам некоторую сухость, по вместе с тем и своеобразие — качества, выделяющие их в отчетливо выраженную особую группу. Но это была уже последняя, заключительная страница истории хачкаров.

Насколько смело, ради стилизации, мастера Джуги перерабатывали старые мотивы, показывают некоторые джугинские хачкары начала XVII в. Очень показательны в этом отношении два датированных хачкара — 1602 и 1603 гг. Хачкар 1602 г. — исключительно орнаментальный . Крест с сильно вытянутой нижней ветвью, украшенной простой плетенкой, заключен в глубокую филенку, завершенную подковообразной килевидкой арочкой. Процветшая часть представляет собой обращенные к кресту полупальметки с четырехлопастным контуром, превращенные в чисто орнаментальное построение, заполненное крупными растительными завитками. Эти орнаментальные фигуры уже ничего общего со старыми полупальметками (группа 2) не имеют. Сфера под крестом украшена традиционным и излюбленным в то время мотивом миндалевидных фигур, размещенных веерообразно. Узкое обрамление украшено однообразной криволинейной плетенкой. Хачкар завершается горизонтальной полосой с четырьмя восьмилучевыми звездами с впалыми сторонами (их орнаментальное заполнение то же, что и в обрамлении).

Другой хачкар, 1603 г. по структуре своей очень близок к предыдущему и, возможно, выполнен тем же мастером или в той же мастерской. Крест, поставленный на трехступенчатый декоративный стилобат, также заключен в глубокую филенку, окаймленную полоской надписи. Таков же, как на хачкаре 1602 г., рисунок и процветшей части креста, но она проще и также заполнена завитками. Орнамент обрамления точно такой же. Но хачкар интересен своими изображениями. Крест завершается панно, на котором между двумя четырехлопастными орнаментальными фигурами (внутри их — миндалевидный орнамент) представлен сидящий Христос в орнаментальной раме. А внизу, слева от сферы, под трехлопастной арочкой изображен коленопреклоненный ктитор со склоненной головой, в длиннополой одежде с прямыми параллельными складками.

Таковы и некоторые другие хачкары в Старой Джуге с такими же орнаментованными полупальметками (но с двухлопастным контуром), исходящими из креста. Типичными являются три стоящих рядом хачкара, опубликованные Л. Азаряном. Все они почти совпадают по формам и декору: основной крест помещен под трехлопастной арочкой, обрамление украшено трехлопастными орнаментальными фигурами, составляющими половину полной четырехлопастной фигуры; внутри ее — миндалевидный рисунок. Такими четырехлопастными фигурами украшена верхняя часть двух остальных хачкаров. Все три хачкара объединяет и плоскостность рельефа.

Но в каждом из них имеются и свои особенности. Так, один завершен трехчастным изображением: в центре представлена богоматерь с младенцем, по сторонам ее — два ангела. В нижних междукрестьях — малые кресты с развитыми плетенками на концах; кресты эти держат длани, что неоднократно встречается на хачкарах предшествующих столетий.

Другой хачкар из числа этих трех, тождественных по структуре и орнаментике и с теми же полупальметками, интересен изображениями в нижней части стелы, под сферой: представлен всадник на торжественно ступающем влево коне, а справа от него помещена в фас человеческая фигура, сидящая поджав ноги. Изображены, очевидно те, кому посвящен хачкар.

Надо сказать, что это не единичный пример такого изображения: всадники на торжественно шествующем коне и персонажи, пирующие сидя поджав ноги, представлены и на других хачкарах в Джуте.

Несколько иначе выглядит другая серия джугинских хачкаров, как бы двухъярусных, хотя и здесь у каждого хачкара есть свои особенности. . .

Вот два почти одинаковых хачкара, стоящих также рядом . Высокая и удлиненная стела по вертикали расчленена на пять частей. Хачкары эти лишены основного креста и состоят из четырех малых крестов, помещенных двумя парами (одна над другой) в глубоко врезанные в стелу ниши; глубина их порождает сильную светотень, что придает хачкарам пластичность. Ниши вытянуты, соответственно пропорциям самих хачкаров и завершены подковообразной арочкой с килевидным верхом (луковичной формы). Ниши заключают в себе рельефные кресты с удлиненной нижней ветвью. Фон этих крестов покрыт резным орнаментом: декор хачкаров, таким образом, и здесь двухплоскостный. Обрамление хачкаров (одинаковое с обеих их сторон) состоит из обычной в XVI в. круговой плетенки. Сфера со скошенным внутрь ее краем (по которому тянется надпись) заполнена популярными в то время миндалевидными фигурами, веерообразно расположенными. На одном из джугинских хачкаров — пять крестов под арочками: четыре малых креста, занимающие междукрестье, окружают большой основной крест; обрамление хачкара состоит из рельефных звезд.

Наиболее интересны изобразительные панно, помещенные внизу и наверху обоих хачкаров. Внизу одного из них, как и некоторых других, изображен ступающий влево всадник (см. выше). Внизу другого хачкара представлена сцена пиршества с тремя фигурами. Средняя из них, изображенная в фас, сидит поджав ноги; справа (от зрителя) представлена другая фигура (в профиль), подносящая ему чашу с плодами, а рядом стоит высокогорлый сосуд (обычной в те времена формы). Слева от средней фигуры поставлена другая чаша с плодами. Симметрично с правой в профиль изображена третья фигура, обращенная к средней, к которой протянута рука, держащая плод. Средняя фигура изображает, вероятно, того, кому посвящен хачкар. Такого же всадника и сидящую поджав ноги фигуру мы уже видели на только что описанном хачкаре . Верх обоих хачкаров занят одинаковыми сдвоенными изображениями антропоморфных крылатых грифонов, сливающихся передней частью с общей непосредственно посаженной на их тулово головой, как бы обрамленной симметрично поднятыми крыльями. Мелкие выпуклины, покрывающие тулово грифонов, изображают, очевидно, кудрявую шерсть. Хвост у обоих грифонов поднят кверху, соответственно традиционному изображению подобных существ: на концах их хвостов — головы драконов с открытой пастью. Изображены, по-видимому, священные образы, имевшие значение оберегов-хранителей. Подобные по смыслу изображения, но в иной компановке, известны и на других позднесредневековых хачкарах. По сторонам этого изображения помещены две маленькие глубокие ниши с луковичным завершением, являющиеся уменьшенным воспроизведением других ниш хачкара.

Сдвоенное изображение встречных грифонов с общей головой — мотив глубоко традиционный. Он известен по резьбе во дворце правителей в Термезе, XI-XII вв.. Изображение животных в геральдической композиции (встречно) с единой головой известно и в XIII-XIV вв. Несколько примеров из сельджукской Малой Азии и из мусульманской Сирии привел Б. П. Денике. Аналогичен по содержанию и компоновке рисунок врезной линией на поливном блюде XIV в. из болгарского города Тырново, но изображены там не крылатые существа, т. е. не грифоны, а барсы.

Однако всем своим обликом эти животные резко отличаются от представленных на джугинских хачкарах: резчики полностью переработали традиционные образы и создали свои, очень своеобразные по рисунку, хотя по содержанию эти фантастические звери оставались оберегами — могучими стражами.

Обращает внимание одна особенность рассмотренных рельефов Джуги. Насколько нижние изображения, посвященные ктиторам хачкаров, плоскостны, настолько верхние изображения — изображения священного содержания — высоко рельефны: смысловому содержанию, как видим, соответствует и его художественное выражение.

С описанными двумя двухъярусными хачкарами следует сопоставить большой и высокий, прекрасно выполненный джугинский хачкар, датированный 1629 г. но только с двумя сильно вытянутыми крестами, заключенными в обычную для Джуги глубокую и сложно-профилированную филенку, завершенную подковообразной арочкой с килевидным заострением. Под обоими крестами помещен череп Адама. Нижняя ветвь обоих крестов, очень удлиненная, фланкируется с каждой стороны шестью сокращающимися кверху растительными завитками-спиралями, замещающими здесь старые полупальметки, явно имитируя их. Обрамление креста состоит из трехлопастных фигур с миндалинами внутри и между ними, как на описанных хачкарах в Джуге, где этот орнаментальный мотив был, по-видимому, излюбленным. Сфера с широким ободком, как и на предыдущих хачкарах, заполнена веерообразно расположенными миндалинами, а круг сферы заключен в квадрат, в углах которого помещены буквы, обозначающие дату (1079, т. е. 1629 г.). Под сферой изображен всадник на таком же, как и на других подобных хачкарах торжественно ступающем влево коне, также с крестом в правой руке и с саблей, подвешенной справа. Справа от всадника шестистрочная надпись.

Близость к описанным двухъярусным хачкарам Джуги дополняется завершающим хачкар изображением сдвоенного антропоморфного крылатого грифона с единой головой — точно таким же как и на рассмотренных выше хачкарах. И этот мотив охранителя-оберега был в Джуге, как видно, очень популярным. По сторонам этого изображения помещены маленькие кресты, повторяющие форму основных.

Хачкары с двумя рядом поставленными большими крестами под острыми килевидными арочками известны в Джуге и помимо того. К числу их относится своеобразный хачкар 1596 г., в котором очень оригинально трактованы старые традиционные мотивы: полупальметки превращены во вьющийся растительный орнамент, верхушкой своей сливающийся с плетенкой поперечных ветвей креста; сферы под крестами превращены в розетки. А над крестами помещено панно: под пятилопастной аркой представлен Христос на троне, окруженный символами евангелистов; в углах вне арки с Христом стоят ангелы; с опущенным и поднятым крыльями, вторя линии верхней лопасти арки (над головой Христа). Панно фланкируют два узких прямоугольника с такими же ангелами85.

Вариант двухъярусных хачкаров дают хачкары не с двумя, а с тремя нишами в каждом ярусе. Один такой хачкар опубликован. Крест обрамлен орнаментом, точно повторяющим орнамент других двухъярусных хачкаров, а завершен хачкар третьим рядом таких же, но миниатюрных вытянутых нишек с крестами (в Джуге встречаются хакчары и с фризом, состоящим из шести нишек). Множество ниш в третьем, ярусе создает ощущение сложной и монументальной архитектурной; композиции, впечатление которой мастер, несомненно, и стремился передать. Архитектурная структура хачкара вновь напомнила о себе в позднесредневековом искусстве Армении.

Стилистически близка к описанным другая пара почти тождественных джугинских хачкаров. Оба выделяются богатством резьбы и мастерством выполнения. Второй из этих хакчаров, как указывает надпись, посвящен памяти Мирзум и его супруги, а в углах квадрата, в который заключена сфера, буквами обозначена дата — 1050, т. е. 1601 г. На обоих хачкарах — лишь один большой и высокий основной крест удлиненных пропорций, помещенный в столь же вытянутой глубокой филенке с сильно профилированными краями и завершенной килевидной арочкой. Крест основан на трехступенчатом стилобате. Под нижней оконечностью креста — округлый человеческий череп (Адама),' от которого тянутся вверх длани, держащие малые кресты. Они занимают нижнюю половину филенки; все вышележащие части (до верха основного креста) покрыты крупными растительными побегами, составляющими резной фон, на котором выступает основной крест. Резьба хачкара, таким образом, двухплоскостная, что следует давней традиции армянского декоративного искусства.

Обширная сфера под крестом горельефна, ее поле веерообразно украшено миндалинами, соединенными в центре сферы в виде плотной и мелкой плетенки. Под сферой на обоих хачкарах представлен всадник на торжественно ступающем влево коне, изображающий и здесь, несомненно, того, кому посвящены эти хачкары (напомним только что описанный хачкар в Джуге и более древний хачкар памяти Момика и хаченские хачкары). Содержащая его имя надпись занимает правую сторону этой части обоих хачкаров, но на одном из них она сбита. Всадники изображены в светской одежде — в шароварах и в накидке. Правая рука у обоих поднята (параллельно шее коня) и держит крест в виде узла переплетения; левая рука держит поводья. К поясу обоих всадников подвешена сабля.

Крест с трех сторон (боковых и верхней) одинаков на обоих хачкарах, обрамлен восьмилучевыми звездами с впалыми сторонами на углубленном резном фоне. Этот орнаментальный мотив в армянском декоративном искусстве очень традиционен и часто наблюдается в XIII в., о чем уже говорилось. Поверхность звезд украшена обычным в XVII в. плетеным орнаментом в виде четырех крестообразно расположенных петель-миндалин.
Верхнюю часть одного из этих замечательных хачкаров занимает панно с изображением сцены вознесения. В центре представлен бородатый Христос, сидящий раздвинув ноги на троне, по сторонам которого помещены символы евангелистов: человеческая голова (Матвей), лежит лев (Марк) — с левой стороны; Телец (Лука) и голова орла (Иоанн) — с правой. Остальное поле занято изображением сил небесных — четырех ангелов (по два с каждой стороны). Два ближайших к Христу ангела подносят ему чашу с плодами. Головы их сильно наклонены (смотрят вверх на Христа). Крайние ангелы — коленопреклоненные. У всех ангелов одно крыло опущено, другое поднято. Три крыла, лежащие почти горизонтально, занимают место между крайними ангелами и Христом; каким изображениям они принадлежат — неясно; возможно, что мастер занял ими свободные промежутки на панно. Узкие промежутки вверху панно между ангелами заполнены вьющимися побегами, являющимися фоном изображений.

Аналогичный этому другой хачкар из Джуги лишен панно с изображениями; место панно занимают два ряда таких же звезд, как в обрамлениях. Другой изобразительный хачкар завершается колончатым фризом в виде пятичастного портика с полукруглыми арочками на колонках. Под арочками — рельефные изображения, связанные с сюжетом рождества Христова. Под средней арочкой — сидящая богоматерь с младенцем. Слева под арочкой изображен сидящий Иосиф (?). Симметрично с правой стороны представлены волхвы, поклоняющиеся богоматери и подносящие ей плоды (на блюдах с высокой ножкой). Головы волхвов наклонены, один из них — коленопреклоненный, два другие — стоят. Под крайней левой аркой помещен ангел в фас, в тунике; голова наклонена; одно крыло поднято, другое опущено. Под крайней правой аркой изображена сцена омовения (?): слева стоит Иосиф, рядом с ним две женщины: одна с младенцем в фас (младенец обращен вправо, голова его влево); за ней — другая женщина (видна только голова). Характер этих миниатюрных изображений, очень насыщенно заполняющих отведенную им поверхность, — живой, динамичный, особенно в сцене подношения даров, напоминающей в этом отношении рельефы на описанном хачкаре XVII в. в Эчмиадзине. В Джуге известны и другие хачкары с пятичастным колончатым фризом, но без изображений.

Наконец, еще один аналогичный хачкар с одной глубокой нишей-филенкой с крестом в ней, происходит не из Джуги, а из Джрвежа (близ Еревана). На хачкаре имеется и дата: 1048 г. (1599 г.). Он лишен изобразительного завершения: процветшая часть креста представляет собой крайне стилизованные полупальметки, обращенные к кресту, заполненные резьбой. Фон креста — резные растительные побеги. Хачкар, таким образом, также двухплоскостный. Обрамление состоит из обычных на хачкарах Джуги трехлопастных фигур. Под сферой (также глубоко вырезанной и также с откосом)изображен всадник на ступающем влево коне — точно такой же, как на других подобных хачкарах из Джуги. Справа от всадника — трехстрочная надпись, называющая имя того, кому посвящен: хачкар — Мхитар. Хачкар, по всей вероятности, изготовлен мастерами из Джуги или привезен оттуда.

Таковы эти сложные, насыщенные резьбой хачкары, сотканные из традиционных элементов, но стилистически переработанных, благодаря чему джугинские хачкары приобрели новый облик. Хачкары эти столь же пластичны и артистичны по исполнению, как и их выдающиеся предшественники XII-XIII и начала XIV вв. Но это — произведения уже нового позднесредневекового искусства, далеко отошедшие от армянской монументальной декоративной классики. В этом — историческая ценность джугинских хачкаров позднего средневековья.

Создатели этих хачкаров — резчики по камню были талантливым» мастерами, виртуозами своего дела. Некоторые из них, подписавшие свои произведения, известны нам и по именам. Выдающимся мастером был Григор, работавший во второй половине XVI в. С 1563 до 1583 гг. сохранилось шесть его прекрасных хачкаров91. Дошло до нас и имя другого большого мастера-резчика, подписавшего один из своих хачкаров: «помяните резчика Айрапета». На одном из джугинских хачкаров указано имя резчика вардапета Исраела.

Произведения, созданные мастерами Старой Джуги во второй половине XVI и в начале XVII столетий, эти замечательные хачкары, как видим, не похожи на хачкары прежних времен, да и на современные им в других местностях. Хачкары Джуги — вполне локальное явление. Орнаментика их, хотя и традиционная, получила здесь иной акцент, иным стало и сочетание орнаментальных элементов. Хачкары Джуги вернули себе и сильный рельеф, который на многих хачкарах XVI-XVII вв. был утрачен. Четкость и чеканность рисунка, его архитектоничность, пластичность и оригинальность композиции — убедительное свидетельство того несомненного творческою подъема, который на закате армянской средневековой культуры ясно и ярко проявился в этом далеком уголке страны.

Мы подошли к концу. Наше исследование имело целью изучить процесс формирования и развития хачкаров, установить их художественные группы и проследить их судьбы на протяжении нескольких столетий — с IX-X до XVII в. Мы старались показать, насколько поучителен этот богатейший многогранный и разнообразный по содержанию материал (не только в общеисторическом, но и в историко-художественном отношении). Он позволяет вникнуть в самую природу хачкаров — этих форм «малой архитектуры», связь с которой никогда не забывалась армянскими мастерами-резчиками по камню, и тем самым связь с закономерными явлениями армянского монументального искусства в самом полном смысле слова. Благодаря таким качествам хачкары важны для понимания всего процесса развития армянской средневековой культуры. Большой и сложный путь этого развития хачкары освещают ярким и немеркнущим светом.
Категория: АРМЯНСКИЕ ХАЧКАРЫ | Добавил: ANA (30.01.2010)
Просмотров: 1990 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz