Вторник, 27.06.2017, 23:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Армения и Арцах Регистрация Вход
ПОМОГИТЕ!


Меню сайта

Категории раздела
Сказки и предания [97]
Стихи [0]
Армянские пословицы [11]

Наши баннеры


Коды баннеров

Друзья сайта




Армянский музыкальный портал



Видео трансляции
СПОРТ
СПОРТ

TV ONLINE
TV ARM ru (смотреть здесь)
TV ARM ru (перейти на сайт)
Yerkir Media
Voice of America: Armenian
Armenian-Russian Network

Радио-онлай
Онлайн радио Радио Ван


Armenia


Армянское радио Stver


Hairenik Radio

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законы РА

Постановления НС


Ссылки
Официальный сайт Президента Армении

Правительство Республики Армения

Официальный сайт Национального Собрания РА

Официальный сайт Президента НКР

Правительство Нагорно-Карабахской Республики

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Литература » Сказки и предания

СКАЗКА О ЗЛАТОКУДРОМ ЦАРЕВИЧЕ (ч.1)
 
В давние-давние времена в могущественном царстве жили-были царь и царица. У них было два сына, которых звали Богос и Бедрос. У царя был верный друг и советник чёрный араб. Он был придворным конюшим. 

Случилось горе – умерла царица. Пять лет скорбел царь, соблюдая траур. 

Вот, как-то раз, он вызвал конюшего и сказал ему: 

- Седлай двух коней. Надо развеяться. Немного свежего воздуха мне не помешает. 

Они отправились на конную прогулку по окрестностям столицы. Вдруг смотрят они: возле общественного фонтана набирают в кувшины воду три сестры-красавицы. Их весёлый смех и красота привлекли внимание царя и, спрятавшись за колонну, он решил послушать, о чём девушки будут говорить. 

- Если бы я была царицей, я бы соткала такой ковёр, что половины его было бы достаточно, чтобы разместить на нём всю царскую армию, - сказала старшая сестра. 

- Если бы царицей была я, то сшила бы такую палатку, что половины её было бы достаточно, чтобы в ней укрылась вся царская армия, - сказала средняя сестра. 

- А если бы царицей была я, то родила бы нашему царю златокудрых сыновей и дочерей, - сказала младшая сестра. 

Царь вернулся во дворец и вызвал к себе советника. Конюшему было поручено привести сестёр к царю. Он нашёл их там же, около фонтана. 

После того, как конюший сказал, что их требуют во дворец, девушки начали прощаться с жизнью, подумав, что должно быть они сказали о царе что-то оскорбительное. 

Когда советник привёл сестёр к царю, тот сказал, что знает о том, что обещала каждая из них, если станет царицей. 

Он обратился к старшей сестре: 

- Ты обещала соткать ковёр такой величины, что и половины его было бы достаточно, чтобы разместить там всю мою армию. Я тебя правильно понял? 

- О, мой царь, конечно правильно. Дай мне столько шерсти, чтобы её было достаточно для такой работы, и я возьмусь за дело, - ответила старшая сестра. 

Царь понял, что обещание, данное девушкой, пустое. Просто хвастовство. 

Тогда он обратился к средней сестре: 

- Говорила ли ты правду, когда сказала, что сошьёшь палатку такой величины, что и половины её будет достаточно, чтобы укрыть в ней всё моё войско? 

- О да, мой царь! Ты только дай мне столько ткани, сколько нужно для такой работы и ты сам увидишь, что это так, - ответила средняя сестра. 

Царь опять смекнул, что это пустые слова. Одно бахвальство. 

Тогда он обратился к младшей сестре: 

- Ты и вправду хочешь родить мне златокудрых сыновей и дочерей? 

- О, мой царь! Ты торгуешься, как в малярной лавке. Время покажет. 

Царь подумал-подумал и женился на младшей сестре. После того, как прошли свадебные торжества, её старших сестёр оставили жить во дворце. 

Когда пришло время, царица родила сына. Мальчик был с сияющими золотыми волосами. Сёстры царицы пришли в ярость. Они приказали конюшему, который их побаивался, положить в колыбель щенка вместо младенца. А ребёнка бросить в море. 

За выполнение этой услуги они заплатили конюшему пять сотен серебряных монет. Повитухе, принимавшей роды, тоже дали пять сотен серебряных монет, - чтобы хранила молчание. 

Конюший же, вместо того, чтобы утопить ребёнка, спрятал его в конюшне, в яслях. А в полночь, оседлав коня, отвёз младенца в горы, где решил укрыть его в пещере. А пещера та была в Монастырской горе. 

Конюший вернулся во дворец той же ночью. Он тихонько прошёл в свои покои и лёг спать. 

Утром к дворцу пришло много горожан, чтобы поздравить царя с рождением ребёнка. 

- А с чем поздравлять-то? – зашипели старшие сёстры царицы. – Она же родила щенка. 

Царь был потрясён. В гневе он сказал конюшему: 

- Брось эту недостойную в море. 

Конюший же и на этот раз ослушался приказ. Он спрятал царицу в конюшне и через несколько часов вернулся во дворец. 

- Ты выполнил мой приказ? 

- Да, мой царь. Я бросил её в море. 

- Отлично. 

Ночью конюший отвёз царицу в ту же пещеру, где он укрыл её ребёнка. Бедняжка царица подумала, что её сейчас будут убивать. 

- Не бойся, моя царица, я не причиню тебе вреда, - сказал конюший. – Ты можешь доверять мне. Считай меня с этого дня своим братом. Не щенок у тебя родился, как это сказали царю твои сёстры. У тебя родился златокудрый сынок-красавец. 

Молодая царица нашла в пещере своего сына. С тех пор конюший заботился о них обоих. Днём он служил царю, а ночью – царице и царевичу. Он приносил им продукты, одежду. Он приносил им всё, что было нужно для жизни. 

Когда царевичу исполнилось десять лет, конюший подарил ему лук и стрелы. Мальчик стал каждый день ходить на охоту. Он охотился в горах, в лесах и в долинах. Он рос очень смышлёным мальчиком, развивался не по годам. 

Так прошло пятнадцать лет… 

А мы давайте вернёмся в столицу и посмотрим, чем занимался царь. 

Как-то раз он сказал своему другу конюшему: 

- Седлай коней. Поедем, поохотимся. 

Они вооружились мечами, палицами, взяли лук и стрелы и сели на коней. 

- Куда поедем? – спросил царь. 

- Да куда пожелаешь, ты же царь, - ответил конюший. 

- Я-то царь. Но место для охоты выбирай ты, - сказал царь. 

Они отправились к Монастырской горе. 

В этот же день в тех же местах охотился и златокудрый царевич. Он был одет в одежду из оленьей кожи, кудри его скрывала шапка. 

Как только юноша поднял лук, чтобы послать стрелу в оленя, откуда ни возьмись, появились два всадника и стали преследовать его добычу. Юноша решил подождать и посмотреть, что будет дальше. 

Царь подстрелил оленя метким выстрелом. Не успел он спешиться, чтобы подойти к добыче, как вдруг перед ним возник молодой человек, который схватил оленя, взвалил его себе на плечи и был таков. 

- А ну-ка пусти стрелу ему вдогонку, - в гневе крикнул царь своему другу. 

Конюший специально выстрелил поверх головы юноши, который благополучно спрятался в пещере. 

- Что с тобой, сынок? Ты так напуган, что случилось? – спросила юношу царица. 

- Два всадника преследуют меня. Я забрал у них оленя, на которого они помешали мне охотиться. 

Тем временем, всадники спешились и вошли в пещеру. Мать и сын встретили их у входа. 

- Где олень, которого я подстрелил? – спросил царь. – И кто тебе дал право стащить мой охотничий трофей? 

- Многие лета здравствовать тебе, царь, - ответил юноша, - дичь достаётся не тому, кто стреляет, а тому, кто её в свои руки возьмёт. 

- А откуда ты знаешь, что я – царь? 

- Молва о тебе по миру идёт. Вот я и знаю. 

Царь почувствовал расположение к юноше. Он со своим другом вошёл в глубь пещеры. Конюший при этом вёл себя так, будто бы он не знаком с хозяевами жилища. 

Царь был очень удивлён, увидев, что внутри пещеры очень уютно, опрятно и всё аккуратно прибрано. Тут же находились многочисленные охотничьи трофеи. Да такие, что им позавидовал сам царь. 

Гостям предложили кушанье из отборной оленины. После трапезы конюший отправился седлать коней, а юноша обратился к царю: 

- Возьми своего оленя, мой царь, - с этими словами он передал ему добычу. 

Тушу оленя привязали к седлу. Но царь не торопился уезжать. Какие-то смутные чувства не позволяли ему спешить. 

- Как мы поступим с этим юношей? – спросил царь своего друга. – Оставим здесь или возьмём с собой? 

- Живи долго, государь. Я должен тебе кое в чём признаться. Помнишь ли ты о трёх сёстрах, встреченных тобой у фонтана и об обещаниях, что они дали? Ты женился на младшей из них. Так вот, она сдержала своё обещание: у тебя родился сын – златокудрый царевич 

Конюший снял с головы юноши шапку, - по плечам царевича рассыпались золотые кудри. 

Царь был едва жив от потрясения. Он не верил ни своим глазам, ни своим ушам. Он бросился перед царицей на колени и стал умолять простить его. 

- Я даже не знаю, как мне отблагодарить тебя за твою доброту, - сказал царь, обратившись к своему другу. – Приведи из города ещё двух коней: мы с женой и сыном уезжаем отсюда. 

Конюший, прибыв во дворец, сказал Богосу и Бедросу: 

- У меня для вас очень радостная весть! Нашёлся ваш златокудрый брат-царевич, и его мать нашлась, наша царица. Они живы и здоровы. Скоро они будут дома вместе с нашим царём. 

Старшие сёстры царицы разинули от удивления рты, услышав такую новость. 

Конюший же вернулся к пещере с двумя лошадьми – для царевича и царицы, и они, все четверо, благополучно прибыли во дворец. 

Радостные горожане вышли их встречать. А в празднично украшенном дворце царя, царицу и златокудрого царевича приветствовали советники и вельможи. 

Златокудрый царевич, когда покидал пещеру, взял с собой Птицу Правды. Эта Птица была единственной живой душой, остававшейся с его матерью, когда он уходил охотиться. 

Семь дней спустя старшие сёстры царицы решились показаться на глаза царю, царице и златокудрому царевичу. Они надеялись, что смогут убедить их простить причинённое им зло, так как они, якобы, раскаялись. Когда сёстры вошли в зал, Птица Правды разбила свою хрустальную клетку, вылетела в окно и улетела прочь. 

- О, моя Птица! Моя Птица Правды, она улетела! – загрустил царевич. 

А царь, чтобы утешить сына, сказал: 

- Не расстраивайся, сынок. Твою Птицу поймают и вернут во дворец. 

А затем, повернувшись к старшим сёстрам царицы, сказал: 

- Птица Правды улетела из-за вас. Убирайтесь с глаз моих, чтобы больше здесь вашего духу не было. 

И злых сестёр прогнали из дворца. 

Богос и Бедрос вызвались быть добровольцами: 

- Позвольте нам поймать Птицу Правды. мы вернём её брату. 

Первым на поиски отправился Богос. Он взял с собой отряд из сорока всадников. 

Когда их в пути настигла ночь, Богос приказал отряду сделать привал. Они разбили лагерь, поужинали и легли спать. 

Ровно в полночь в лесной темноте раздался оглушительный душераздирающий вопль. Люди вскочили на ноги. Они подумали, что неподалёку от лагеря кого-то грабят разбойники. Вскочив на коней, отряд бросился в ту сторону, откуда раздавался крик. Они опять услышали этот ужасный вопль, напоминавший крик смертельно раненой куропатки. И вдруг, все сорок воинов и царевич Богос превратились в камни. 

Когда прошла неделя, Бедрос сказал: 

- Мой брат не вернулся. Теперь поеду я. Выясню, что с ним случилось. 

Царь разрешил ему отправиться на поиски брата. 

Бедрос так же, как и Богос, взял с собой отряд из сорока всадников. По дороге им пришлось сделать привал на том же самом месте, где до них останавливался со своим отрядом Богос. 

Ровно в полночь раздался душераздирающий вопль. Вооружённые люди отправились в сторону крика, чтобы выяснить, в чём там дело. И тут же превратились в камни. 

Златокудрый царевич, тем временем, стал настаивать на том, чтобы отец отпустил его на поиски братьев. Царь не хотел отпускать его: 

- А что если и с тобой что-нибудь случится? Кто тогда заменит меня на троне? 

- Я должен найти братьев, - настаивал на своём царевич. 

- Тогда возьми с собой дружину из тысячи всадников, сказал царь. 

- Отец, я же не на войну иду. Достаточно будет одного человека – нашего друга конюшего. 

- Я всегда к твоим услугам, царевич, - сказал конюший, поклонившись. 

- Возьмём с собой в дорогу двадцать фунтов жареной пшеницы, сказал ему царевич. 

Они попрощались с царём, оседлали лошадей и отправились в путь. 

Ночь застала их на том же месте, где до них останавливались Богос и Бедрос со своими людьми. Царевич, перед тем, как лечь спать, приказал конюшему разбросать вокруг их стоянки жареную пшеницу. 

Тревожно спалось конюшему. Поднял он голову, смотрит: к лагерю подкралась лиса и стала есть зерно. Он поднял лук и говорит царевичу: 

- Лиса ест жареную пшеницу. Может застрелить её? 

- Не надо стрелять в голодную лису. Пусть ест вволю. 

Двумя часами позже конюший опять разбудил царевича: 

- Смотри-ка, эта лиса уселась на твой плащ. Застрелить её? 

- Да ты что? Бедняжка нашла себе для ночлега мягкое тёплое место. А ты стрелять собрался… 

Перед самым рассветом смотрит конюший: лиса поднялась с плаща и стала уходить прочь. 

- Царевич, лиса уходит. Может всё-таки её застрелить? 

- Да нет же, пусть идёт себе с Богом. 

Услышав эти слова, лиса обернулась и сказала человеческим голосом: 

- О, златокудрый царевич! Поведай мне своё самое заветное желание. 

- Моё самое заветное желание, это найти живыми и здоровыми моих братьев и вернуть их домой, - сказал изумлённый царевич. 

И тут же добавил: 

- И мою Птицу Правды тоже. 

- Оставь оружие у своего друга и следуй за мной, - сказала лиса. 

Она отвела юношу в Птичий Город. 

- Ты найдёшь свою Птицу Правды там, в амбаре, который стоит на окраине города. Только смотри, будь осторожен. Бери только свою Птицу, а к другим даже не прикасайся. 

Царевич вошёл в амбар и увидел целую стаю птиц. Их было так много, что он решил, что не будет большим грехом, если он возьмёт с собой ещё одну птицу, помимо своей. 

Как только он взял вторую птицу, раздался страшный гвалт. Царевича схватили и отвели к птичьему царю. 

- Почему ты взял то, что не принадлежит тебе? – спросил его птичий царь. 

- Не знаю… Наверное, обычная человеческая жадность. 

- Вот что я тебе скажу. Я дам тебе вторую птицу, если ты приведёшь мне вороного коня. Конь этот находится у атамана шайки из сорока разбойников. Они грабят людей около Монастырской горы. 

Птичий царь приказал отпустить юношу. Как только тот вышел за ворота Птичьего Города, к нему подошла лиса. 

- Разве я не говорила тебе о том, чтобы ты брал только свою Птицу? Что же ты прыгаешь со сковороды прямо в огонь? Давай, иди за мной. 

Лиса отвела царевича в тот район Монастырской горы, где было разбойничье логово. 

- Возьми только коня. Седло не трогай, - предупредила она его. 

Пробравшись в стан разбойников, златокудрый царевич увидел коня. Тот стоял под седлом. А что это было за седло! Оно стоило двух таких коней. 

- А почему, собственно, нельзя взять седло? – подумал царевич. 

Он вскочил на коня, намереваясь было уехать из этих мест подальше, как тут со всех сторон на его накинулись разбойники, стащили его с коня и отвели к своему атаману. 

- Так, так, хлопчик… Значит ты и седло хотел моё стащить? – спросил атаман. 

И, немного подумав, добавил: 

- Ну, если ты такой лихой удалец, то поручаю тебе раздобыть для меня красавицу гури-пери, что живёт на горе Арагац. Тогда я лично оседлаю своего вороного коня и дам его тебе, как награду за храбрость. 

Когда царевич вышел из разбойничьего стана, его встретила лиса: 

- Ты что, турок, что ли? Я же по-армянски тебе говорила: бери только коня. Что же ты меня не послушался? 

- Людям трудно удержаться от искушения. Что я мог поделать? 

- Ладно, уж. Ступай за мной. 

Царевич внимательно выслушал все наставления, которые дала ему лиса. Дорога к горе Арагац была очень опасной и труднопреодолимой. Лиса посоветовала юноше подниматься в гору очень осторожно. 

- Когда ты встретишь там гури-пери, то не приветствуй её. Не разговаривай с ней и вообще, - ни одно слова не должно слететь с твоих уст. Состриги у неё локон и убегай. Ты услышишь крики «Держите вора! Не дайте ему уйти!» – не обращай на это никакого внима 

Царевич стал взбираться на скалы. Это было очень трудно сделать, так что ему пришлось разуться и подниматься вверх босиком. 

Когда его заметила гури-пери, то поднялась к нему навстречу и воскликнула: 

- О, златокудрый царевич! Где я тебя только не искала, а ты взял да и сам ко мне пожаловал. 

Царевич не ответил. Он состриг у ней локон и бросился бежать прочь. Тут же все камни и деревья начали кричать ему вслед: 

- Держите вора! Не дайте ему уйти… 

У подножья горы юношу встретила лиса. 

- Вот локон гури-пери. 

- Отдай его мне. 

Царевич отдал локон лисе и о, чудо! Лиса обернулась девушкой-красавицей гури-пери. 

Да лиса я, лиса, - уверила его девушка. – А теперь веди меня к атаману. Оставишь меня там, а сам бери коня и скачи прочь. Я присоединюсь к тебе позже. 

Атаман чуть не умер от радости, когда увидел красавицу, доставленную ему с горы Арагац. Он приказал разбойникам оседлать вороного коня и отдать его юноше. Царевич вскочил на коня и был таков. 

Атаман же полез к девушке обниматься и целоваться. Она оттолкнула его: 

- Ну что ты за человек такой? – сказала она, высвобождаясь из его объятий. – Только меня увидел, – сразу обниматься полез. Разве здесь нет других женщин? Я хочу познакомиться с ними. 

Атаман позвал разбойничьих жён. Тут-то все и увидели, что девушка гури-пери среди них самая красивая. 

- Возьмите её с собой в сад, - сказал атаман женщинам. 

В саду гури-пери подошла к стене, перелезла через неё и убежала прочь. 

Обернувшись опять лисой, она догнала царевича. 

- Пошли, отведу тебя в Птичий Город. Теперь мы поступим так: ты оставишь коня привязанным в конюшне, а к птичьему царю отведёшь меня, - сказала лиса, превратившись в коня, как две капли воды похожего на коня, подаренного атаманом разбойников. 

Птичий царь был просто счастлив, когда юноша привёл ему коня. 

- Дайте ему двух птиц и пусть идёт себе, куда хочет, - сказал он. 

Юноша взял двух птиц, сел на коня, которого оставил в конюшне и уехал из города. 

А тот конь, что остался у птичьего царя, лягнул своего хозяина, перемахнул через стену и был таков. 

Превратившись в себя, лиса догнала златокудрого царевича, который поджидал её в лагере, вместе со своим другом – конюшим. Она отвела юношу к тому месту, где окаменели Богос, Бедрос и их воины. 

- О, златокудрый царевич, посмотри на эти камни! Узнаёшь ли ты их? – спросила лиса. 

- Честно говоря, нет. Вообще-то я озадачен, они больше похожи на изваяния людей, чем просто на камни. 

- Смотри, царевич, вот это – твои братья. Они стали камнями, но они видят нас! А вокруг – их воины. 

Тут раздался вопль, похожий на крик раненной куропатки и все, превращённые в камень люди, ожили в месте с лошадьми, что были с ними. 

Лиса отвела всех обратно в лагерь. 

- О, златокудрый царевич! Если бы ты не угостил меня жареной пшеницей, ты бы сейчас был таким же камнем, какими были твои братья. А теперь пришла пора нам расставаться, ведь я выполнила твои сокровенные желания, - сказала лиса и ушла в лес. 

Три брата, конюший и восемьдесят всадников благополучно вернулись в столицу. С ними были две Птицы Правды и вороной конь – подарок атамана разбойников. 

Сердце царя переполнилось счастьем, когда он увидел живыми и здоровыми своих сыновей и своего друга – конюшего. В честь их возвращения был устроен пир. 

Через несколько дней после этого Богос и Бедрос сказали царю: 

- Отец, давай созовём Государственный Совет. 

Царь подумал, что они хотят перед всеми вельможами и сановниками сказать добрые слова о своём брате и согласился созвать Государственный Совет на следующей неделе.


Категория: Сказки и предания | Добавил: ANA (02.12.2009)
Просмотров: 459 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ

Поиск

АРМ.КЛАВИАТУРА

АРМ.ФИЛЬМЫ ОНЛАЙН

АРМЯНСКАЯ КУХНЯ

Читаем

Скачай книгу

ПРИГЛАШАЮ ПОСЕТИТЬ
Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more!






Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz